Previous Entry Share Next Entry
Патрилокальность или тасующиеся группы?
handprint
lenivtsyn
Группа Сванте Пэабо опубликовала результаты своего новейшего исследования. Пока что черновые, но уже о многом говорящие. На сей раз в разработку попали пять ядерных геномов "поздних" неандертальцев, живших, как полагают, 47 000 — 39 000 л.н. Собственно, самим палеогенетикам было важно продемонстрировать возможности нового метода очищения геномов от позднейших примесей, благодаря которому для работы стало возможно использовать материал, ранее считавшейся непригодным (а иначе зачем им было спешить и публиковать черновики). Тот результат исследования, который попал в заголовок статьи на "Элементах" ("В геномах поздних европейских неандертальцев не удалось обнаружить следов гибридизации с сапиенсами"), важен, конечно, но не нов: о том, что в результате скрещивания неандертальцев с человеком современного типа генетического разнообразия добавили людям неандертальцы, а в обратном направлении гены не передались, говорилось уже и раньше, в частности, в книге Пэабо, впечатлениями о которой я уже здесь делился. Тогда же я рассказал, на что эти данные намекают поршневисту. А именно, что самцы неандертальцев покрывали самок "людей современного типа", но не наоборот. Потомство оставалось с самками, отсюда неандертальский след у людей. При этом я, конечно, исходил из гипотезы, что формой стадности прямоходящих приматов были тасующиеся группы.

Между прочим, сам Сванте Пэабо, вряд ли что-то зная о тасующихся группах, тоже пишет о доминировании неандертальцев как возможной причине такого результата скрещивания. Правда, он допускает и другую вероятность: скрещивание происходило примерно на равных, но сапиентный след у неандертальцев оказался утерян из-за того, что их численность сокращалась, тогда как численность людей росла, и поэтому у них следы скрещивания с неандертальцами сохранились. Это явление называется "аллельным сёрфингом". Ну, и, наконец, Пэабо пишет, что его группа могла не обнаружить у неандертальцев человеческих генов просто потому, что те неандертальцы, чьи геномы они исследовали, жили раньше, чем имело место их скрещивание с Homo sapiens, т.е. позже 38 000 л.н. (как видим, эти неандертальцы были даже ещё более "поздние", чем те, чьи геномы исследовали недавно). Последнее предположение сразу отпадает, потому что далее по тексту книги наиболее вероятным (и даже "очевидным"!) местом скрещивания называется Ближний Восток, соответственно время — ранее 50 000 л.н. Таким образом новейшие данные вполне укладываются в русло того, что уже было высказано Пэабо ранее, и о том, какое направление попытается им придать известный российский популяризатор науки, он, конечно, не предполагал.

И, однако, вот как пытается повернуть их Александр Марков — автор статьи на "Элементах". Он предлагает нам "пофантазировать на тему о предполагаемой патрилокальности поздних Homo и о том, что невесты из слабого и отсталого племени скорее будут переходить в племя сильное и процветающее, чем наоборот". Т.е. доминировали, по Маркову, именно люди, — они покрывали неандерталок, а вовсе не наоборот, — а то, что человеческих генов у неандертальцев не обнаружилось, а у людей как раз наоборот, так это оттого, что покрывали они их у себя дома. Да и не покрывали вовсе (что за конезаводческий термин!), а отдавали друг другу супружеский долг, не иначе. Люди же...

Конечно, Марков предлагает всего лишь пофантазировать, а мы — тупая и злобная секта поршневистов — тут как тут, напали на известного уважаемого человека, не иначе как с целью попиариться за его счёт. Мне и самому нелегко это осознавать, поверьте. Но, прежде чем пойти и убить себя апстену, я всё-таки попытаюсь объяснить, почему мы считаем предложенную Марковым фантастику совершенно ненаучной.

У поршневистов другой взгляд на таксономию отряда приматов. Видообразующим признаком Homo sapiens мы считаем речь (шире — наличие второй сигнальной системы), а сам этот признак признаём настолько важным и уникальным для всего животного мира, что он служит основанием, чтобы выделять Homo sapiens в отдельный род Homo, в котором он оказывается единственным видом, и даже отдельное семейство Hominidae, в котором Homo — единственный род. Всех прочих прямоходящих (но не говорящих) приматов мы предлагаем относить к семейству Troglodytidae (кстати, к Линнею такая классификация гораздо ближе всех других ныне используемых, и если бы провозглашенные наукой принципы неукоснительно в её среде соблюдались, то приоритет был бы за нами). Т.е. мы не видим оснований считать неандертальцев ни "поздними Homo", ни, вообще, людьми, поскольку их способность к речи не доказана, наоборот, есть основания утверждать, что её у них не было. Человек — единственное известное науке общественное существо, и это его качество прямо связано с речью.

О "предполагаемой патрилокальности" Марков даёт ссылку на более ранний свой материал (однажды, совсем в другой связи, мне уже приходилось его упоминать). В нём на основании генетического анализа извлечённых из-под обвала останков 12 неандертальцев (3-х взрослых самцов, 3-х взрослых самок, 3-х самцов-подростков и 3-х детей, пол которых установить не удалось), предлагался вывод, "что неандертальцы, скорее всего, были патрилокальны: мужчины оставались в своей семье, а молодые женщины переходили в другие группы".

Авторы отсеквенировали лишь наиболее информативные фрагменты митохондриальных геномов — два так называемых «гипервариабельных участка» (HVR1 и HVR2). В этих участках ранее было найдено 11 нуклеотидных позиций, по которым разные митохондриальные (материнские) линии европейских неандертальцев отличаются друг от друга.

Выяснилось, что 12 неандертальцев относятся к трем митохондриальным линиям. Авторы обозначили их буквами A, B и C. К линии A относятся семеро: все мужчины, одна из женщин, два подростка и ребенок 8–9 лет. К линии B — только одна женщина. К линии C — одна женщина (молодая, судя по костям), подросток и дети 2–3 и 5–6 лет.

Эти результаты показывают, что 12 неандертальцев представляли собой семейную группу, связанную тесным родством. Если взять наугад 12 современных жителей Западной Европы и сравнить их гипервариабельные участки HVR1 и HVR2, то окажется, что средний уровень попарных различий составляет 6,78 нуклеотидных замен. У неандертальцев из Эль-Сидрон — только 1,23. Нечто подобное сегодня можно получить, если взять пробы ДНК на какой-нибудь свадьбе или другом мероприятии, где присутствует много родственников.

Тот факт, что все трое мужчин имеют один и тот же митохондриальный гаплотип, а у всех женщин гаплотипы разные, указывает на то, что неандертальцы, по-видимому, были патрилокальны. Это значит, что юноши, достигшие зрелости, оставались в родной семье, а девушки переходили в другие группы. Патрилокальность характерна для шимпанзе и бонобо, а также для 70% традиционных обществ Homo sapiens.

Одна из взрослых женщин имеет гаплотип A, как и мужчины, причем авторы считают, что она вполне может быть матерью ребенка 8–9 лет с тем же гаплотипом. Это, возможно, указывает на то, что патрилокальность была не строгой (сестры могли оставаться со своими братьями), или на то, что генетическое разнообразие популяции было настолько низким, что даже строгая патрилокальность не позволяла предотвратить близкородственные браки.

Молодая женщина с гаплотипом C вряд ли была матерью подростка, но вполне могла быть матерью детей 2–3 и 5–6 лет. Если так, то это первая в истории изучения неандертальцев крупица информации, по которой можно судить об интервалах между родами. У современных охотников-собирателей этот интервал составляет в среднем 3,4 года, и у неандертальцев, возможно, он был приблизительно таким же.
Т.е. вывод предлагалось сделать на основании того, что из трёх имеющихся в группе самок у двух гаплотип отличался как между собой, так и от того, который имелся у всех трёх взрослых самцов группы, при том что все гаплотипы очень близки между собой. Тот факт, что в группу затесался самец-подросток с гаплотипом, отличающимся от "общемужского", и самка с таким же гаплотипом его матерью быть не могла по причине своей молодости, не замалчивается, но ему большого внимания не придаётся. А между тем, когда речь идёт всего о трёх особях, такая ли принципиальная разница: две из них имеют доминирующий в группе гаплотип (как у самцов-подростков) или одна (как у женщин)? Разница — всего в одну особь. Да и общность гаплотипа у самцов при столь малом их числе вполне может быть просто случайностью. Несомненным здесь может быть только то, что неандертальцы всех трёх митохондриальных линий — из одной популяции (а для нас, как сторонников тасующихся групп, только это и важно). Вывод о том, "что юноши, достигшие зрелости, оставались в родной семье, а девушки переходили в другие группы", явно притянут, поскольку один из шести "юношей" пришёл из другой группы, а из трёх "девушек" одна осталась в "родной семье".

Всё это, конечно, прекрасно понимает и Марков и пишет о всего лишь "крупице информации", но только дело тут даже не в ничтожности выборки. Начнём с того, что сам по себе термин "патрилокальность" описывает одну из организационных форм родового общества, при которой женщина при вступлении в брак переходит жить в род отца своего мужа. Это предполагает сложную родовую организацию. 70% традиционных обществ Homo sapiens, про которых говорит Марков, не всегда были патрилокальны. Достаточно большое их число стало патрилокальными буквально на глазах этнографов, и при этом ни одно не сменило патрилокальность на более архаичную форму локальности, ещё больше сохраняют внутри себя следы предыдущих форм (в основном, тут следует говорить о матрилокальности, хотя иногда можно найти следы и других, по-видимому, промежуточных форм). Спрашивается: какие признаки родовой деятельности неандертальцев известны на сегодняшний день учёным? Ответ однозначен — никаких.

Таким образом, в отношении неандертальцев термин "патрилокальность" применён совершенно безосновательно. Даже если бы все три самки были пришлые, а пришлого самца-подростка не оказалось, это бы ничего не изменило. Ошибочно думать, что принцип родовой организации — кровное родство. Часто его может совсем не быть. Принцип родовой организации — обязательное участие в совместных ритуалах. Кровное родство тут, правда, тоже присутствует, но как мифическое кровное родство с тотемом. Да, самки (как и подросток) пришли в эту группу, по-видимому, из других групп, но что может свидетельствовать о том, что все эти группы — родовые организации? Что указывает на то, что приход самок в группу был продиктован браком и, вообще, какими-то общественными нормами, а не рефлексами — стадным, поисковым, половым? Не забудем и про самца-подростка: его присоединение к группе тоже следовало бы как-то объяснить. Наконец, даже если бы были у Маркова основания предполагать, что неандерталки пришли в эту группу из других групп именно потому что в этой группе находился их постоянный половой партнёр — отец их детей, даже это ещё не позволило бы ему говорить о патрилокальности, в лучшем случае — о вирилокальности, т.е. о том, что жена переселилась к мужу, потому что, как уже было сказано, патрилокальность — это переселение в род отца мужа. Не знаешь значения термина — не употребляй.

Сегодня, когда идея прогресса изгнана из общественных наук, многим учёным, к сожалению, приходится напоминать, что общество развивается по собственным законам — не по законам биологической эволюции. Сам взгляд на патрилокальность как нечто врождённое, генетически обусловленное, курьёзен. Патрилокальность, как и вообще родовая организация, имеет чётко выраженное социальное происхождение, причем социальное здесь следует понимать как присущее исключительно людям — Homo sapiens, или, если угодно, Homo sapiens sapiens, хотя нам последнее уродливое и абсурдное название представляется ничем не обоснованным. Независимое от биологической эволюции социальное развитие имеется только у людей, и значит только человеческая социальность — действительная социальность.

Но, тем не менее, Маркову не кажется курьёзным предположение врождённой патрилокальности не только у "поздних Homo" (т.е. людей и неандертальцев, насчёт денисовцев, которые по идее тоже должны сюда относиться, добыть какие-то сведения не представляется возможным, поскольку ген патрилокальности пока что не выделен), но и у некоторых человекообразных обезьян — шимпанзе и бонобо. Как объяснить у них переход самок в неродственные им группы самцов, объединённых "кровными узами"?

Для начала, думаю, нужно вспомнить об одном открытии Джейн Гудолл, которое вот уже многие десятки лет замалчивается, несмотря даже на то, что сама Гудолл — несомненный авторитет в области исследования поведения шимпанзе. Тут ситуация аналогичная с открытием бесспорно авторитетной группой Сванте Пэабо того, что тело неандертальцев было покрыто шерстью: не глянулось оно научной общественности, и она его просто не взяла. Товар произвели, но он оказался не продан. Так бывает. Единственный, кто оценил по достоинству открытие Гудолл — это Поршнев. Речь идёт об открытии т.н. "тасующихся групп" — уникальной формы стадности шимпанзе. Суть его в следующем: обитающая на определённой территории популяция шимпанзе довольно редко собирается вместе — разве что в местах особенно большого скопления пищи, в остальное время приматы разбредаются по территории небольшими группами. Эти группы в процессе передвижения иногда пересекаются, чтобы потом снова разойтись. И вот тут — крайне важное для нас явление — зачастую состав групп оказывается уже другим.

Совершенно ли случайно происходит эта тасовка? По крайней мере в какой-то части случаев мы можем попытаться выделить закономерности. Основной мотив передвижения групп — поиск пищи. Предположим, что две группы сошлись в месте скопления пищи, но одна пришла раньше, а другая позже. Та, которая пришла позже, пришла на остатки, которых на всех может не хватить, и часть группы вынуждена будет уйти. Если в группе взрослые особи и подростки, то, скорее всего, продолжат поиск именно подростки, а их матери, оставшись в малом числе, могут влиться в первую группу.

Не выдерживающие конкуренции со взрослыми подростки оказались в отдельной группе. Но подростки продолжают взрослеть, и если при пересечении групп в одной из них окажется самка в периоде течки, а во второй — много молодых самцов, то самка из первой группы, вероятно, уйдёт с самцами. Вот вам и вся "патрилокальность". Устойчивых пар шимпанзе и бонобо не образуют.

Очень беременные и выкармливающие детёнышей самки вынуждены отставать, и при каких-то условиях стадный рефлекс вкупе с рефлексом материнства могут выделить их в особую группу. Когда детеныши подрастают и уже перестают нуждаться в материнской опеке, они могут переходить в другие или выделяться в новые группы. Эти группы могут объединяться и распадаться. Но эти процессы, конечно, не происходят просто так и всегда связаны с реализацией каких-то потребностей, действием каких-то рефлексов, присовокупляющихся к стадному.

Таким образом, самцы в группах шимпанзе и бонобо являются близкими родственниками просто потому, что у них нет менструального цикла, они не рожают и не выкармливают детёнышей, а переходить в другие группы более характерно для самок. По-видимому, примерно так же обстояли дела и у неандертальцев, и даже у людей в каменном веке. Это и дало основания легендам о патрилокальности, которая в действительности появилась гораздо позже и совсем на другом основании.

  • 1
Хорошо. А то достало биологизаторство, что современной американской парадигмы, что ее верных адептов вроде Маркова. Занятно что как только обществоведение отказалось от прогрессивного развития как принципа она тут же впала в биологизаторство и так понимание принципиального отличия человека от животного мира.

Никогда высшие самки не давали обезьянам, просто иногд

Пользователь sobakazoga сослался на вашу запись в своей записи «Никогда высшие самки не давали обезьянам, просто иногда не успевали убежать.» в контексте: [...] https://lenivtsyn.livejournal.com/325448.html?embed [...]

Пользователь old_radist сослался на вашу запись в своей записи «No title» в контексте: [...] <br>https://lenivtsyn.livejournal.com/325448.html [...]

Как-то странно оно у вас все смешано. Насчет тусовки однозначно, но
_Очень беременные и выкармливающие детёнышей самки вынуждены отставать, и при каких-то условиях стадный рефлекс вкупе с рефлексом материнства могут выделить их в особую группу. Когда детеныши подрастают и уже перестают нуждаться в материнской опеке, они могут переходить в другие или выделяться в новые группы._

- это как это? Это в каком возрасте они перестают нуждаться в опеке, применительно к троглодитам? И кто будет кормить эту "особую группу" и в какой эконише, тоже применительно? Жуткая смесь, сори.

Это было сказано о шимпанзе. Троглодиты прежде всего отличались от них прямохождением, т.е. жили не на деревьях, а на земле. Отсюда необходимость в сети достаточно удалённых друг от друга защищённых стационарных стоянок, между которыми разделившаяся на группы популяция перемещалась в процессе поиска пищи, и происходила тасовка. Очень беременные и выкармливающие детёнышей самки и молодняк вынуждены держаться поблизости от стоянок, большую часть времени довольствуясь викарной пищей (вершки/корешки), яйцами куропаток и охотой на тушканчиков. Периодически стоянки посещают рейнджеры с настоящей добычей. Вот так это.

Я в очередной раз убедился, что с вами тяжело, сори. БФ поставил вопрос об эконише троглодитов. ВПС, если вы помните, показал, что "в саванне жрать, если ты не хищник, не падальщик и не травоядное, нечего". Падаль добывали только самцы. Самки (ну включите разум, еще раз сори) были _перманентно_ или "очень беременны", или выкармливающие. Итого (опуская пром. звенья), никаких групп из одних самок в принципе быть не могло, викарной пищи не было и близко в достаточном количестве, и не только в саванне. Никакая группа без взрослых самцов существовать и воспроизводиться не могла, в отличие от шимпанзе, ага. Бродил только неприкаянный молодняк, да и то недолго (постоянный секс в том возрасте приманка якорная - вспомните детство золотое ;). Опять-таки, что такое "защищенные стоянки"? Чем они защищены? Трехметровыми стенами или все-таки интердикцией самцов? Ну что, ну что еще я могу вам сказать/показать?

Интердикция не является половым признаком. А защищены - ну, укрыты более или менее от постороннего взгляда, насколько всякие жилища зверей, где они детёнышей оставляют, бывают укрыты, пещеры там... Хорошо, предложите свой механизм тасовки.

Я уже все предложил. Больше сказать (пока?) нечего. Что касается самок, то у них интердикция и более развитые средства ВСС годятся только для уже прирученных существ - маленьких детей, домашних животных и самцов ;). Завидев условно голодного льва или другое дикое существо, потенциально подверженное воздействию, самка (та или нынешняя) однозначно ни к каким средствам воздействия на него не прибегнет. Она или впадет в коллапс вплоть до обморока, или/и завопит во весь голос в расчете на то, что где-то поблизости есть самец.

Книга Б.Поршнева "Начало человеческой истории" производит сильное впечатление.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account