handprint

История как наука

История — сложнейшая из наук, её закономерности совершаются однократно, и представляющиеся идентичными события часто наполнены противоположным содержанием. Это как если бы в математике сумма менялась от перемены мест слагаемых, а умножение частного на делитель никогда не равнялось делимому.
handprint

Про инвестиции

Привлечение инвестиций — как правило, одно из центральных обещаний всех кандидатов на местных выборах. Да и не только на местных. Но вот вам статья — интересное сравнительное исследование экономической ситуации в двух примерно равных по численности населения городах из одного региона. В один привлекается много инвестиций (портовый город потому что — этим всё сказано), в другой — мало (лёгкопромышленное производство регионального уровня — можете себе представить, что это значит в России), и предпочтительнее всё же ситуация во втором, привлекающем меньше инвестиций. Не думаю, что тут дело в "финансовой безграмотности". Просто одна из особенностей современного российского капитализма: приток инвестиций (тем более — государственных) — значит усиление воровства и коррупции.
handprint

О некоторых особенностях белорусского народа

Белорусские граждане оказались более чувствительны к аморальности и бесстыдству власти, и чувство собственного достоинства перевесило инерцию, страх и ту социальную лень, в которой по большей части живет все постсоветское пространство.
Это-то так и есть. Да только почему бы не задаться вопросом: а как же оно так получилось? Наверное, потому никто не задаётся, что за такую особенность белорусского народа пришлось бы сказать спасибо Таракану, который в сер. 90-х остановил в Беларуси приватизацию и калёным железом искоренил бандитизм, которые на большей части постсоветского пространства вместе, повязав преступлением общество и власть, привели к криминализации общественных нравов. Трудно быть чувствительным к аморальности и бесстыдству власти, когда у самих (родственников, соседей, друзей) рыльце в пуху. И хоть у подавляющего большинства по усам текло, а в рот не попало, но всё ж таки на том пиру тоже были. Отсюда и такие российские "парадоксы протеста", как в Хабаровске, где нечувствительный к аморальности и бесстыдству власти народ за бандита и убийцу поднялся. "А что такого? В 90-е все так жили".
handprint

Как появилось насилие?

Насилие — не прямое продолжение животной агрессии. Наши непосредственные животные предки — прямоходящие приматы палеоантропы, занимая экологическую нишу облигатных некрофагов (падальщиков), не проявляли агрессии по отношению к другим видам. Их выживание напрямую зависело от того, чтобы не пугать других животных, не напрягать их своим присутствием. Можно было бы сказать, что паттерны их поведения должны были максимально дифференцировать их от хищников в глазах окружавших их видов, но я стараюсь избегать лексики, характерной для этологов и зоопсихологов, стирающей различие между животным и человеком. Поршнев в этой связи говорит о рефлексе неубийства, и я вслед за ним не стесняюсь называть рефлексами даже наисложнейшие из них. Правда, тут ещё нужно добавить, что одновременно палеоантропы не должны были выглядеть и как жертвы — в глазах хищников, на часть добычи которых они могли претендовать (это могло бы выглядеть примерно так).

Так же, как у животных-убийц рефлекс убийства ослаблен в отношении собственного вида, у палеоантропов в отношении собственного вида был ослаблен рефлекс неубийства. Изначально они лишь пассивно утилизировали трупы умерших сородичей, но, по мере того как экологические катаклизмы сужали их кормовую базу, стали и активно восполнять её за счёт себе подобных: найденные наконечники копий неандертальцев приспособлены для убийства себе подобных, но не других крупных, покрытых шкурой, зверей. В любом случае речь пока не идет о насилии: это вполне животная внутривидовая агрессия.

Неоантропы изначально, т.е. ещё как подвид палеоантропов, возникли как инверсия этих последних — это были охотники (не падальщики), не убивающие других двуногих. Инверсия стала возможна за счёт гипертрофии лобных долей неоантропов, сделавших их податливыми на интердикцию (о тесной связи лобных долей с торможением я уже писал здесь по итогам изучения классической работы Лурии, а интердикция, собственно, есть ни что иное, как свойственная позвоночным высшая форма торможения). Эта податливость на интердикцию на практике равна неврозу, а животные-невротики (какими в то время, несомненно, ещё были неоантропы) в дикой природе нежизнеспособны. Неоантропы выживали именно потому, что были подвидом палеоантропов, в существовании которого был заинтересован вид в целом.

Collapse )
handprint

Кажется, что я был не прав по поводу блата в Америке

Порылся вот ещё в сети, по-другому сформулировал запросы Гуглу, и теперь думаю, что, возможно, я поспешил с выводами. Ну, т.е. связи, конечно, и в Америке могли бы решить значительную часть проблем, а хорошие связи и полностью их устранить ("связи" можно заменить на "деньги"), но, всё же, упирается всё не в них, а в мою некомпетентность. Просто, как истинному нищеброду, лишённому и денег, и связей, мне постоянно приходится осваивать с нуля всё новые "смежные" специальности, а это бывает неизбежно связано с совершением ошибок.

Я ведь не собираюсь начинать карьеру сценариста. Как и социальным философом становиться не собирался. Но просто мне нужно было изложить некоторые идеи, а чтобы это сделать, пришлось сперва закончить аспирантуру. Закончил, до защиты, правда, дело не дошло (ни денег, ни связей), но книгу написал и издал в "статусном" издательстве. Какие-то мысли остались невысказанными, опять же новые возникают, но на книгу уже не наберётся, а самое главное — не вижу в ней неотложной необходимости. Ну, разве что статью о контринтердиктивной природе насилия хотелось бы закончить... А теперь приходится постигать тонкости написания и оформления киносценариев, да ещё на английском языке, в котором я не очень, хотя с самого начала предполагается, что мой первый сценарий будет и последним. Совет "больше пишите — пятый или десятый пробьётся" не для меня. Мне нужно реализовать этот, а не какой-то "вообще" сценарий, и я его продолжу шлифовать — одновременно автор идеи, писатель, переводчик и научный консультант.
handprint

Please, look not at my finger, but at what it points to!

Сочинил вот такое письмо, но не знаю, кому отправить. Я-то думал, что блат — это чисто "совковое" явление. Оказывается, и в Америке без связей никуда. Невозможно не то что выбрать среди нескольких, а и подобраться к какому-либо вообще литературному агенту, чтобы предложить ему свой сценарий. Тут же возникают посредники, готовые взять плату непонятно за что. Т.е. за то что зарегишься и вывесишь свой сценарий на каком-то ресурсе, куда якобы заглядывают литературные агенты, однако не уточняется, кто именно, какие компании представляющие. Поэтому, если кто-то знает какого-нибудь литературного агента какой-то кинокомпании или медиакомпании типа Netflix из США, Канады, Японии, богатых стран Европы, то помогите с ним связаться, пожалуйста! Интересуют только богатые страны, потому что очень не хочу загубить проект поспешным/дешёвым исполнением.

Collapse )
handprint

Взгляд человеческий и животный

А вот интересно, по каким внешним признакам мы для себя определяем, человеческий взгляд у существа или животный? Про собаку хозяева часто говорят, что она якобы "всё понимает, только сказать не может". Понимаю и разделяю со многими любовь к животным, но согласиться не могу. Животное — животное, и любить его тоже следует как животное, а не как человека.

Вот у меня есть фотография.

Collapse )

На фото я с дочерью, ей здесь 8 полных месяцев, уже даже ближе к 9. Под фотографией я тогда оставил подпись: "Ещё даже указательного жеста не понимает. Зверёк) Даже не прямоходящий пока)". Нет, здесь это шутка: люди рождаются, а вовсе не становятся, как любят утверждать моралисты, людьми, и каждый человек уже от рождения — человек. (Если считать иначе, то мы очень скоро погрязнем в бесконечных баталиях о том, с какого уровня развития начинать считать человека человеком. Мне вот в сети встречались люди, которые готовы были не считать за людей тех, кому не нравится Тарковский.) Поэтому и моя 8-месячная дочь на этой фотке вполне человек. Но указательного жеста на ней она и вправду не понимает. Она его поймёт уже очень скоро, — в отличие от животных, которые не поймут никогда, — но вот тут пока что ещё не понимает.

Животные не управляют своим взглядом, их взгляд, как и другая деятельность, управляется сигналами внешнего мира, поэтому часто кажется, что глаза зверя живут собственной жизнью: в какой-то момент способные переключить поведение животного, гораздо чаще они действуют параллельно с уже начатой линией поведения, не оказывая на неё влияния. Очеловечение взгляда означает его подчинение: человек не просто видит, он смотрит (так же как не просто слышит, но слушает). Но это одновременно означает, что взгляд утрачивает объективность: человек легко отвлекается, прикипает взглядом к одному предмету и не замечает другого.

И прежде чем человек начинает сам управлять своим взглядом, он начинает подчиняться управлению своим взглядом другого человека. Указательный жест — древнейший из жестов, интердиктивный ещё по своей природе сигнал.