Первобытная моногамия или промискуитет?
handprint
lenivtsyn
Про гипотезу Оуэна Лавджоя, её сильную и слабую стороны, я уже как-то писал. Напомню, сильная её сторона — в том, что даётся единое объяснение трёх уникальных особенностей человека, отличающих его от остальных приматов, а именно бипедальности (прямохождения), уменьшенных клыков и скрытой овуляции. Слабая — в том, что т.н. "социальная моногамия", как минимум, не единственная форма организации популяции, способная повлечь за собой перечисленные особенности. К тому же, описанная Лавджоем "моногамия" (в сочетании с принципом "секс в обмен на продовольствие" — прямо буржуазная семья как она есть :)) при ближайшем рассмотрении трудно осуществима. Самки с детенышами остаются на месте, самцы небольшими группами кочуют по обширной территории, занимаясь собирательством и удовлетворяя потребности избирательного питания ("Нужно иметь в виду, что у обезьян всеядность не является синонимом неразборчивости в еде — как раз наоборот, она предполагает высокую избирательность, градацию пищевых предпочтений, рост привлекательности некоторых редких и ценных пищевых ресурсов". — источник), при этом самцы вынуждены всякий раз с относительно небольшой периодичностью возвращаться на одну и ту же стоянку к своим верным жёнам и несомненному потомству (именно в несомненности потомства смысл моногамии), чтобы доставить им еду, которая, как известно, требуется каждый день. Здесь обширность территории и необходимость как можно скорее возвращаться в одну и ту же точку создают явное противоречие, которое легко устраняется, если отбросить глупую при таких условиях моногамию и допустить, что таких точек множество. Самцы блуждают в поисках пищи, а обнаружив, доставляют её на ближайшую точку, где их ждут жёны и дети, в то время как с оставленными на предыдущей точке жёнами и детьми её разделит какая-то другая группа самцов. Промискуитет тут гораздо эффективнее и уже только поэтому, учитывая, что никаких частнособственнических предрассудков в то время не существовало, гораздо вероятнее. И кто может поручиться, что найденные недавно новые аргументы на основе изучения "баланса нейромедиаторов в дорзальном стриатуме (отделе мозга, играющем важную роль в социальном поведении) у шести видов приматов" подтверждают именно гипотезу Лавджоя, а не выдвинутую нами?

P.S. Тут, кстати, ещё вопрос, что это за пища, которую доставляли на стоянки самкам и детёнышам бродячие самцы? Хоть вершки, хоть корешки — даже в освобождённых от функции опоры при передвижении верхних конечностях — не наносишься (не имея-то корзин). Их самки и детёныши, что постарше, могли сами вокруг стоянок собирать. А уж если ходить далеко, то за чем-то попитательнее. Остаются... да-да, трупы животных, падаль.

P.P.S. И ещё кстати — почему только самцы? Молодые самки, пока без детёнышей, или те, у которых детёнышей по какой-то причине нет, вполне могли бродить вместе с ними, — сведенный к абсолютному минимуму половой диморфизм говорит нам именно об этом, — а утратившие трудоспособность самцы, в свою очередь, оставались на стоянках.

Нам не нужен микроскоп
handprint
lenivtsyn
Читая Майкла Томаселло "Истоки человеческого общения" (о самой книге напишу, когда дочитаю, пока скажу лишь, что там поршневисту, похоже, будет о чём написать), в одном месте обратил внимание на такую вещь. Был там в тексте такой пассаж (c.58):

Точно так же, как животные могут решать физические проблемы, не понимая при этом все связанные с этими проблемами причинно-следственные связи, они могут общаться, не осознавая при этом всех намерений (intentionality) участников общения — и именно так они и делают. Они знают, что, когда они делают А, реципиент делает Б, но не понимают, как это устроено. Однако в случае более сложной коммуникации, при которой, например, надо в различных обстоятельствах выбирать различные сигналы, в зависимости от таких вещей, как направленность внимания реципиента, как это и происходит в процессе жестовой коммуникации обезьян, коммуниканту необходимо иметь нечто вроде когнитивной модели того, как реципиент воспринимает сигнал и реагирует на него.

Недавние исследования показали, что человекообразные обезьяны очень хорошо понимают, как окружающие функционируют в качестве агента, способного к восприятию и имеющего определенные намерения. В частности, человекообразные обезьяны очень сходно с маленькими детьми понимают цели и представления окружающих, а также то, как эти цели и представления функционируют в рамках отдельного целенаправленного действия (однако, другую точку зрения см. у Povinelli, Vonk 2006).
Моё внимание привлекла ссылка на "другую точку зрения". Странно это было для автора, во всяком случае в этой книге, что он никак её не раскрывает. Просто, есть, мол, другая точка зрения — и всё. Обычно у него не так... И вознамерился я разыскать и ознакомиться с этой другой точкой зрения, отложив до времени чтение Томаселло. Что-то мне подсказывало, что это может быть важно. И нашёл. И прочитал. А прочитав, решил перевести статью, в которой она изложена, на русский, потому что, действительно, важно. В общем, потратил несколько дней, но результатом сам остался доволен (хотя у профессионалов, думаю, нашлись бы замечания).

Статья, как понимаете, не новая, т.е. она даже на два года старше, чем указано в ссылке у Томаселло, т.к. он ссылается на сборник, в котором она была напечатана, но до того, как попасть в сборник, она в 2004 году была опубликована в журнале. Собственно, я работал с журнальным вариантом. Не хочу даже пытаться предлагать свой перевод русскоязычным научным изданиям (электронным или печатным), зная, как трепетно у нас относятся к свидетельствам обезьяньего разума и насколько укоренен у образованной публики предрассудок об отсутствии качественной разницы между человеком и животным, в целом, и, в частности, убеждение, что шимпанзе — это уже почти люди. Если они мне предложат, то почему нет, а пока уж лучше сам. Хотя я, конечно, блогер далеко не топовый, но кому по-правде нужно — найдёт, думаю.

Я разыскал страницу одного из авторов, прочитал очень интересное прошлогоднее интервью с ним, — по крайней мере, у него отношение к проблеме не изменилось, т.е. не думаю, чтобы он возражал, что я по собственной инициативе, как могу, популяризирую его непопулярную точку зрения. Хотя я ведь тоже не со всем с ним согласен, но с другой стороны — большей радикальности. Я вообще не считаю правильным употребление по отношению к животным без кавычек таких слов, как "знает", "понимает", "ум", "эмоции", "социальность"... В отличие от человека, даже самое сложное поведение животного можно разбить на алгоритмы, и имя программиста — эволюция. В крайнем случае мы увидим сбой в программе, но человек — весь вырос из такого сбоя.

Правда, автор к своей точке зрения шёл от "Общества освобождения шимпанзе" — это надо понимать и уважать.

Статья достаточно большая (28 страниц вместе с картинками, очень важным приложением и списком литературы), поэтому сразу встал вопрос: постить перевод в ЖЖ частями или кинуть ссылку на хранилище? В конце концов остановился на втором варианте. Думаю, что так читателю, всё же, удобнее. Итак, встречайте читайте:

ДЭНИЕЛ ДЖ. ПОВИНЕЛЛИ и ДЖЕННИФЕР ВОНК
Нам не нужен микроскоп, чтобы исследовать ум шимпанзе*

[*Daniel J. Povinelli and Jennifer Vonk, We Don’t Need a Microscope to Explore the Chimpanzee’s Mind. Mind & Language, Vol. 19 No. 1 February 2004, pp. 1–28. Вариант этой статьи также был опубликован в: Susan L. Hurley & Matthew Nudds (eds.), Rational Animals? Oxford: Oxford University Press (2006). pp. 1–28. Адрес оригинальной статьи в Интернете: https://www.danielpovinelli.com/s/Pov-Vonk-2004-Microscope-ML.pdf ]

И ещё
handprint
lenivtsyn


UPD: Об известности исполнителя: мой лайк под этой песней на Ютубе был третьим.

Вот ещё
handprint
lenivtsyn

Давно мне уже ничего такого не попадалось
handprint
lenivtsyn

Неожиданная поддержка от "вейсманистов-морганистов")
handprint
lenivtsyn
Закончил читать на днях интересную и нужную для меня книгу — "Неандерталец. В поисках исчезнувших геномов" Сванте Пэабо (Издательство АСТ: CORPUS, 2018). Начиная читать, думал, что углубляюсь в территорию врага, готовился парировать аргументы против собственного мировоззрения в вопросе происхождения человечества. А оказалось... Но, впрочем, по порядку.

Read more...Collapse )

Ценное свидетельство
handprint
lenivtsyn
Обывателю трудно даже представить, насколько далека наука от того объективного и беспристрастного поиска непреложных истин, каким она видится извне. На самом деле она скорее похожа на общественное предприятие, где доминирующие персоналии и последователи порой уже почивших влиятельных фигур определяют так называемое "общепринятое" мнение.
Сванте Пэабо. Неандерталец. В поисках исчезнувших геномов.

Подъём ленинистских правых
handprint
lenivtsyn
Сперва меня такое название оттолкнуло, подумал: "Не буду читать!"



(В самом деле, ну взяли бы, хотя бы, уже слово "ленинистских" в кавычки!) Но потом всё же вернулся и прочитал, и оно того стоило — добавило зерна на мельницу мысли, которую сам давно думаю.

Несколько цитат без комментариев для затравки:

Коротко говоря, периоды бума и спада неолиберальной эпохи исчерпали себя. Экономический кризис не превращается напрямую в более широкую политическую проблему, но идеологическая атака против всех форм коллективизма (после 1970-х ) лишила человечество центристских и левых способов стабилизации капитализма.
...

Как ни парадоксально, я прослеживаю этот регресс к тому, что, казалось бы, выглядит самым демократическим восстанием 20-го века: 1968 (каким он был на Западе). Наряду с его антикапитализмом 1968 год был восстанием против этатизма и бюрократических эксцессов сталинизма, социал-демократии и Нового курса. Хотя и оправданное во многих отношениях, антибюрократическое настроение этого момента в конечном итоге привело многих к извлечению неправильных уроков из краха этатизма и победы (нео)либерализма. 1968 год был необходимой ошибкой. Правые пришли в себя после нее. Левые нет.
...

От битвы в Сиэтле до Оккупая американские левые старались не только избежать организованного руководства, но и подорвать его. Поэтому, когда центр рухнул, правые были гораздо более подготовлены. Прежде всего, правые не отказались ни от идеологии, ни от организованного руководства. На словах они боролись против обоих, но при этом скрыто формировали идеологии, организации и лидеров.
Ещё раз ссылка на статью для тех, кто её ещё не читал.

Падальщики
handprint
lenivtsyn
Люди ассоциируют себя с хищниками или добычей хищников, но никогда — с некрофагами, падальщиками. Тигр и антилопа кажутся нам крайними противоположностями, но они — звенья одной цепи, тогда как падальщик противоположен им обоим. Он сам не убивает, но и на него никто не охотится. Нам он видится словно из другого мира, параллельной реальности. "Мы" — хищники и жертвы. Падальщики — "они".

[reposted post]Письма с войны
navlasov
reposted by lenivtsyn
К любому историческому источнику нужен критический подход.
К источнику личного происхождения - вдвойне.

Между тем, очень часто источники личного происхождения рассматриваются как истина в последней инстанции. Например, письма солдат с фронта. Вот она, самая настоящая, сермяжная окопная правда!

Сегодня мне попалась по этому поводу хорошая цитата. Осень 1870 года, немцы блокируют Мец. Позиционная война, бывает скучно.

Read more...Collapse )

"Они"
handprint
lenivtsyn
Маркс, — если не ошибаюсь, это было ещё в начале его творческой "карьеры", — высказал как-то мысль, что нужно заставить человека ужаснуться себя самого. Очевидно, тут не обошлось без влияния Гегеля. Так вот, ужаснуться себя самого — это и есть осознание тождества "я" и "они". В чистом виде "они" — это не плохие или неподходящие "мы", не те, с кем нельзя общаться по-хорошему, но можно "по-плохому"; это те, кто полностью исключён из сферы общения, вне общения. К ним не испытывают отрицательных эмоций, к ним вообще не испытывают эмоций, поскольку при всей своей амбивалентности эмоция — это уже "мы". "Они" — до всякой общности, "мы". Человеческая общность в начале истории формировалась как отрицание этого сперва чисто физиологического отношения "они"(само название "они" тут ещё даётся авансом), изначально выражавшегося в остановке работы рефлексов. Началом отрицания было появление "они" уже в виде некоторого субъективного ощущения, бывшего первым проблеском субъективности. Это ещё не эмоция, здесь ещё нет амбивалентности. Это панический, "смертельный", в прямом смысле животный ужас. И в наше время сильнейший страх может влиять на работу не только центральной нервной системы (прекращается работа мысли), но и периферической нервной системы (соматической и вегетативной): подкашиваются ноги, дрожат руки, страдает вся координация движений, перехватывает дыхание, нарушается кровообращение... Но так мы уже люди, худо-бедно способны управлять собой, а тогда человека ещё не было, он был только анатомически. И когда человека хватает на то, чтобы убежать, это не позор, это даже первая его победа. "Мы" возникает как общность таких вот беглецов. "Мы" ("люди") — те, кто не "они". И вот тут начинают развиваться эмоции. Потом, со временем, отношения перевернутся: уже "они" станут теми, кто не "мы". Вот тогда от "них", "чужих", "не-людей" убегать уже станет стыдно, и, собираясь в группы, их начнут истреблять. Эмоции, которых достойны "они" — это отвращение, брезгливость. Потому как внешне они как люди, но не люди. Но тогда ещё не было "я". То, что тогда могло быть "я" — не более чем указательный жест на себя. Причём, и это указательное "я" появляется не раньше, чем появится "моё" (это и в онтогенезе так, я раз приводил пример). Но сама общность развивается, выдавая на манер фрактала всё новые и новые "мы", и вот на пересечениях множеств "мы" возникают "я" — уже не голые жесты, а действительные, субъективные, способные к саморефлексии. При капитализме, когда рабочая сила становится товаром, "моё" есть у каждого, все "я". А "я" обладает таким свойством, что по отношению к нему все — "они". "Я", личность (на самом деле — абстрактная личность), знать не знает и ведать не ведает, что оно само — продукт "мы", и не "мы" на самом деле состоит из "я", а наоборот. Таким образом "я" отрицает "мы": что ещё за "мы", есть только "я" и "они"! Но поскольку в действительности, как мы знаем, никакого "я" без "мы" быть не может, постольку "я" как "я", как субъективность, без дела фрустрирует, ощущая свою абстрактность, отчуждение от собственной сущности. И вот, для преодоления этого отчуждения и возникновения нового, неабстрактного, действительного "я", которое (это уже Гегель знал) тождественно "мы", человечество — в лице всех своих "я" — и должно (этого у Гегеля не встречал) ужаснуться себя самого, т.е. ощутить себя, своё прежнее "я", как "они". — Ощутить, конечно, в каком-то массовом действии, заподозрить Маркса в пропаганде медитации было бы смешно.

О важности непосредственной эмоциональной связи
handprint
lenivtsyn
Думаю, что лучше — быстрее и точнее, чем когда либо, — я понимал, схватывал суть политических и экономических процессов, когда работал в Москве на заводе нефтяного оборудования и имел почти ежедневное общение с обычными рабочими из массы — не активистами какими-нибудь даже. При том, что о политике или экономике мы практически никогда не разговаривали, а в основном — за работу, семью, делились живыми впечатлениями или, наоборот, воспоминаниями… Чаще всего — вообще ни о чём, просто приятельский трёп, шутки-прибаутки… Фатика. Но я при этом ощущал непосредственно малейшие движения настроения — не только те, что на поверхности, но и в глубине. И это странным образом помогало. Впрочем, ничего странного, если продолжить мысль и, прежде всего, задать вопрос: помогало — чему? Помогало — марксистскому анализу. Марксизм невозможен без живой связи с пролетариатом.

До и после завода я работал на стройке — сперва в Крымске, потом в Краснодаре. Там это тоже было, но не с той ясностью. Всё-таки, строители — не авангард. Не то, что не могут быть, а по факту. По многим причинам…

Последние годы я работал рабочим в отделе хозяйственного обеспечения регионального управления Россельхознадзора. Тот же физический труд, но… там этого вообще не было. Другой типаж людей — рабочих, которые работали вместе со мной, всё другое. Конечно, опыт остаётся с нами на всю жизнь, но для мышления (и, вообще, высших психических функций, — воли, например, не меньше) много значит эмоциональная основа психики, — на то она и основа. Эта основа в высшей степени подвижна. Мы постоянно общаемся — прямо или опосредованно — и, следовательно, постоянно создаём ситуативные общности «мы». Даже для того, чтобы поругаться, нужно включиться в общность с объектом конфликта (при полном неприятии конфликт уже невозможен, враг становится «неодушевлённым», и, если даже приходится его уничтожать, то делается это без эмоций). И вот, чтобы оценивать события в общественной жизни за эти годы, мне необходимо было постоянно абстрагироваться от эмоциональных движений, которые меня наполняли в моей непосредственной общественной жизни. И, наверное, поэтому понимание давалось не так легко, не сразу, часто с большой задержкой. По некоторым вопросам я до сих пор не выработал однозначной позиции.

Дело не в том, что я утратил связь с товарищами по работе на заводе. Вернее, дело в том, что нужная эмоциональная связь невозможна без общего дела. У нас не было, — а потому после ухода и не могло остаться, — никакой связывающей нас формальной «партийной» организационной структуры, — до этого было далеко, — но была сама совместная работа на заводе, — функционирование в качестве переменного капитала, — и этого вполне хватало. Даже, думаю, именно это тут и нужно было. А на последней работе мы были по сути слугами, а не рабочими.

"ДНР" contra "ЛНР"
handprint
lenivtsyn
Любопытный материальчик о торговой войне между двумя непризнанными "республиками". Очень похоже на правду.

"Б-г"
handprint
lenivtsyn
Очень часто в соцсетях встречается такое написание слова "Бог". Причем, так его пишут атеисты, люди, позиционирующие своё неверие в бога (Бога). Мне кажется, что таким образом они как раз дискредитируют свою позицию: не ставя под сомнение действительность их неверия, всё же усматривается в этом написании какой-то предрассудок, непроизнесение имени всуе — так, на всякий случай. Сознательно они не верят, а предрассудок — следовательно и объективная необходимость для них религии — всё-таки остался. А если нет, то как ещё это "Б-г" объяснить?

С наступающим!
kutkh
lenivtsyn
Photo by Liana Varavskaya
Photo by Liana Varavskaya

Эксперимент успешно завершён)
handprint
lenivtsyn
Провёл в этом году такой эксперимент над собой: смогу ли я ежедневно (хотя бы раз в астрономические сутки) делать пост в ЖЖ, не слишком злоупотребляя при этом репостами, картинками и музыкалкой. До этого я же как: захотелось чего-нибудь написать — напишу, на сроки внимания не обращая, не хочется — так и чёрт с ним! Подумаешь, ЖЖ... Натолкнул меня на этот опыт пример Марата, который в одиночку выпускал в революционном Париже газету "Друг народа". Ежедневную, да. Подумалось: что же он целый номер газеты мог каждый день делать (правда, говорят, что по объёму это был, скорее, листок), а я пост в ЖЖ, интересно, осилю? Осилил. Теперь бы, по-хорошему, вообще не писать в соцсети ничего целый год, а сосредоточиться на статьях в научные журналы и подготовке к защите. Но нет, писать в ЖЖ в новом году всё-таки буду (мысли — они настойчиво требуют, чтобы ими делились), хотя уже и не каждый день, по-видимому.
Tags:

Я и ты такие разные
handprint
lenivtsyn

Пессимизм современной марксистской педагогики и ошибка Ильенкова (3)
handprint
lenivtsyn
(Продолжение, а вернее — окончание. Начало см. здесь и здесь.)

Поскольку нейрофизиологическая теория Поршнева, в отличие от его имени, всё ещё остаётся мало известной, прежде чем перейти к дальнейшему изложению собственных мыслей, приведу цитату из его книги для объяснения понятия дипластии.

Дипластия — это неврологический, или психический, присущий только человеку феномен отождествления двух элементов, которые одновременно абсолютно исключают друг друга. На языке физиологии высшей нервной деятельности это затянутая, стабилизированная ситуация "сшибки" двух противоположных нервных процессов, т.е. возбуждения и торможения. При "сшибке" у животных они, после нервного срыва, обязательно снова разводятся, а здесь остаются как бы внутри скобок суггестивного акта. Оба элемента тождественны в том отношении, что тождественно их совместное суггестивное действие, а их противоположность друг другу способствует их суггестивному действию. Дипластия — единственная адекватная форма суггестивного раздражителя центральной нервной системы: как выше подчеркивалось, незачем внушать человеку то действие или представление, которое порождают его собственные ощущения и импульсы, но, мало того, чтобы временно парализовать последние, внушающий фактор должен лежать вне норм и механизмов первой сигнальной системы. Этот фактор в лице дипластии биологически "бессмыслен", "невозможен" и вызывает реакцию на таком же самом уровне как бы невротическом, но не мимолетном, а постоянном для сферы общения. То, что у животных — катастрофа, здесь, в антропогенезе, используется как фундамент новой системы. Следовательно, то, что у животных физиологи традиционно, хотя и навряд ли верно, рассматривают как патологию высшей нервной деятельности, в генезисе второй сигнальной системы преобразуется в устойчивую норму.
Понятие дипластии даёт прекрасное материалистическое объяснение всякой "сакральности", "священному трепету", ощущению таинственности и прочим сверхъестественным штукам, как, впрочем, и вполне обыденным, типа снов: это все те случаи, когда дипластия "оголяется". В остальное время дипластии у современного человека в норме вплетены в трипластии (сдвоенные дипластической связью дипластии) и тетрапластии (аналогичным образом сдвоенные трипластии), сплетающихся в ЦНС в единую сеть "отпечатков" внешнего мира. При этом важно отметить, что дипластии становятся возможны, во-первых, благодаря особой подготовленности аппарата ЦНС человека ("гипертрофия" префронтальных отделов головного мозга делает человека особо податливым на интердикцию; чтобы не утяжелять изложение, не уводить его ещё больше в сторону, мы не будем раскрывать здесь значение понятия интердикции, в данном ЖЖ ему уделено достаточно места*), а во-вторых — только в условиях общения с другими людьми. У человека, от рождения лишённого такого общения, дипластии не образуются (и этот момент — из тех же соображений — мы тоже раскрывать не будем и лишь посоветуем обратиться напрямую к Поршневу).

Read more...Collapse )

Пессимизм современной марксистской педагогики и ошибка Ильенкова (2)
handprint
lenivtsyn
(Продолжение. Начало см. здесь.)

Теперь обратимся ко взглядам Ильенкова, проводимым в своей статье Кристиной Москаленко.

В чем же суть самостоятельной деятельности, о которой говорит Ильенков? Эксперимент со слепоглухими детьми доказал, что человеческая психика начинается там, где человек перестает приспосабливаться к условиям и начинает менять их в соответствии со своими потребностями. А потребности, в свою очередь, формируются человеческой культурой, в которую педагог и должен помочь ребенку включиться: «Эти новые, принципиально неведомые животному, потребности от века к веку становятся все сложнее, богаче и разнообразнее. Они становятся исторически развивающимися потребностями. И возникают они не в организме индивида, а в организме „рода человеческого“, т.е. в организме общественного производства человеческой (специфически человеческой!) жизни, в лоне совокупности общественных отношений, завязывающихся между людьми в процессе этого производства, в ходе совместно-разделенной деятельности индивидов, создающих материальное тело человеческой культуры» [Ильенков Э.В. Откуда берётся ум?].
Здесь нам ещё нечего возразить Кристине и Эвальду Васильевичу, и мы лишь выделяем моменты, которые нам представляются особенно важными. А также отметим противоречие, которое можно не замечать, пока речь идёт об онтогенезе человеческой психики, но которое выходит на первый план, как только мы задумываемся о её филогенезе: человеческая психика начинается там, где человек начинает менять условия в соответствии со своими культурными потребностями, но эти потребности, в свою очередь, уже предполагают человеческую психику — отношения в ходе совместной деятельности по созданию материальной культуры, общение, причём качественно отличное от того, которое можно наблюдать у животных.

Почему человек начинает трудиться? Почему животное не трудится? Этих вопросов Ильенков себе не задал. Труд — процесс, создающий культуру, который запускается и поддерживается в действии при помощи человеческого общения. А что такое человеческое общение, если не знаковое общение, не речь?

Read more...Collapse )

Пессимизм современной марксистской педагогики и ошибка Ильенкова (1)
handprint
lenivtsyn
Прочитал недавно статью. Автор — Кристина Москаленко. Называется — "Помоги мне это сделать". Название статьи, как объясняет нам автор, цитирует "название книги и основной принцип работы одной из самых знаменитых педагогов мира Марии Монтессори" (книга называется чуть длиннее: "Помоги мне это сделать самому").

Грамотная речь для меня признак ясности мысли. Она ничего не говорит о содержательной стороне мышления (граматей может быть злодеем и подлецом, а добрый и честный человек — писать с ошибками), но, всё же, говорит о многом. Поэтому, когда я натыкаюсь на грамматические ошибки, — не важно, результат они недостатка образования или небрежности (последнее, по-моему, даже хуже), — я уже заранее готов наблюдать путаницу в мыслях. Но на этот раз я как-то сразу позабыл о грубой ошибке в первой же строке статьи, потому что был захвачен актуальностью содержания, облечённого в ясную вопросительную форму. А зря, как оказалось, позабыл...

Менять мир человеку приходится постоянно и беспрерывно. Но возможно ли его менять качественно — революционно — в реакционную эпоху? Что может дать ребенку современная педагогика? Как можно научить самостоятельности и изменению мира, если взрослый сам избегает ответственности и не преобразовывает свою жизнь?
Чёткая постановка вопроса, как известно, содержит в себе половину ответа. Это не преувеличение, правильно заданный вопрос вскрывает противоречие, тем самым, если даже оставить его без ответа, он сам для себя станет отрицательным ответом — как неразрешённое противоречие. И, конечно, прочитав такой вопрос, я был заинтригован. Сказать, что дальше в статье не было уже ничего интересного, было бы неправдой, но... пусть удар был и не на копейку, а на целый гривенник или даже пятиалтынный, да только замах-то был на рубль! Отсюда, конечно, разочарование.

Прочитав в очередной раз об Ильенкове, о Загорском эксперименте, о проблеме работы с детьми-аутистами, ознакомившись в авторском изложении, впрочем, надёжно подкреплённом цитатами, со взглядами философа по одной очень важной, я бы даже сказал — ключевой для нашего времени, проблеме, однако никак не увязанной автором с поставленными им ранее вопросами, хотя, несомненно, имеющей к ним отношение, добрался, наконец, до общего вывода статьи:

Педагог сможет помочь ребенку в создании его личных действительно человеческих потребностей только тогда, когда и сам будет человеком, личностью. А сущность человека, как известно, есть ансамбль всех общественных отношений. Поэтому и получается, что в нездоровом обществе, безразличном ко всему, что дается хотя бы немного сложнее, чем удовлетворение простейших потребностей простейшим способом, воспитание детей (и особенно детей с особыми потребностями) становится задачей сверхсложной, часто неразрешимой.

Все, что получается сегодня у детей в их развитии, — это их заслуга. Случайные достижения педагогов становятся исключениями, подтверждающими правило. Сопротивление бытующим педагогическим методикам — вот что двигает вперед детей. Главное, чтобы им хватало сил сопротивляться, пока педагогика не сможет дать им новую жизнь — «сложнее, богаче и разнообразнее».
Ничего нового по сравнению с тем, что уже прозвучало в вопросе, — так мы, по сути, на "половине ответа" и остановились. На отрицательном ответе, то бишь... Что же, выходит, нужно пустить воспитание на самотёк? Пусть учатся самостоятельности самостоятельно? А мы что?.. Будем создавать им трудности, чтобы было им, чему сопротивляться, и таким образом двигаться вперёд? Молиться: только бы им хватило сил? К кому обращён вопрос: помоги мне это сделать?.. Что-то я не очень уверен в результатах такой методики. Собственно, совсем не уверен.

(Продолжение следует)

?

Log in

No account? Create an account