Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

handprint

Социально близкие. Теперь всерьёз

Вопрос такой: действительно ли советская власть считала воров (блатных) "социально близкими" ("классово близкими")?

На сайте "Исторические материалы" найдено 34 документа с упоминанием определения "социально близкие". Ниже ссылки на эти документы с цитатами и/или моими комментариями. В некоторых случаях цитирование затруднено построением текста — там ссылки без цитат. Немало таких, где комментарии излишни.


Collapse )

Определение "классово близкие" не употребляется ни в одном из выложенных на сайте документов, хотя "классово чуждые элементы" встречаются (правда, значительно реже, чем "социально чуждые").

Выводы

На основании проведённого здесь исследования можно заключить следующее:

1) определение "социально близкие" применялось ситуативно, в разных документах оно относится то к рабочим, крестьянам и служащим, то к рабочим и крестьянам, то к беднякам и батракам, то к беднякам и середнякам, то вообще к трудящимся;

2) при этом совершенно однозначно определение "социально близкие" во всех документах применялось к людям трудящимся;

3) в связи с этим крайне сомнительно, чтобы это определение могло применяться к воровскому сословию (блатным), сама принадлежность к которому обязывает никогда не трудиться, тем более совершенно исключено такое его применение официально;

4) это не исключает, что какой-нибудь подкупленный блатными мудак-начальник в порыве нежности мог назвать их "социально близкими" (или даже "классово близкими"), однако его личную инициативу неправильно перекладывать на советскую власть;

5) антисоветчики — сволочи и/или идиоты.
handprint

Виктор Платонович Петров (1894—1969)

Бывают люди, сам факт существования которых — сейчас или когда-либо — действует на меня вдохновляюще и, я бы даже сказал, обнадёживающе. Не знаю, сколько всего их было за мою жизнь: не один, не два и не три, но уж точно и не несколько десятков (с десяток, сомневаюсь, что два, может, и наберётся). И вот только что я узнал ещё об одном таком человеке.

(без темы)

 Пишет Antrekot (el_d)
 2020-10-23 23:34:00




Июль 1969 года. Ветер.
Сизо-зеленое военное кладбище
недоуменно вбирает
магриттовскую процессию –
Киевская профессура
и киевская разведка
провожают Виктора Платоновича Петрова.
Когда жадная летняя земля
с шорохом сомкнется,
заращивая цезуру,
кто-то отчетливо выдохнет –
обошлось.

Collapse )
Интересно сравнить статьи о нём в Википедии и Вікіпедії. Дело в том, что этот советский учёный и разведчик почитаем в сегодняшней Украине. Правда, чтобы такое было возможно, в Украине находят возможным сомневаться в том, что он был советским разведчиком.
handprint

История как наука

История — сложнейшая из наук, её закономерности совершаются однократно, и представляющиеся идентичными события часто наполнены противоположным содержанием. Это как если бы в математике сумма менялась от перемены мест слагаемых, а умножение частного на делитель никогда не равнялось делимому.
handprint

Как появилось насилие?

Насилие — не прямое продолжение животной агрессии. Наши непосредственные животные предки — прямоходящие приматы палеоантропы, занимая экологическую нишу облигатных некрофагов (падальщиков), не проявляли агрессии по отношению к другим видам. Их выживание напрямую зависело от того, чтобы не пугать других животных, не напрягать их своим присутствием. Можно было бы сказать, что паттерны их поведения должны были максимально дифференцировать их от хищников в глазах окружавших их видов, но я стараюсь избегать лексики, характерной для этологов и зоопсихологов, стирающей различие между животным и человеком. Поршнев в этой связи говорит о рефлексе неубийства, и я вслед за ним не стесняюсь называть рефлексами даже наисложнейшие из них. Правда, тут ещё нужно добавить, что одновременно палеоантропы не должны были выглядеть и как жертвы — в глазах хищников, на часть добычи которых они могли претендовать (это могло бы выглядеть примерно так).

Так же, как у животных-убийц рефлекс убийства ослаблен в отношении собственного вида, у палеоантропов в отношении собственного вида был ослаблен рефлекс неубийства. Изначально они лишь пассивно утилизировали трупы умерших сородичей, но, по мере того как экологические катаклизмы сужали их кормовую базу, стали и активно восполнять её за счёт себе подобных: найденные наконечники копий неандертальцев приспособлены для убийства себе подобных, но не других крупных, покрытых шкурой, зверей. В любом случае речь пока не идет о насилии: это вполне животная внутривидовая агрессия.

Неоантропы изначально, т.е. ещё как подвид палеоантропов, возникли как инверсия этих последних — это были охотники (не падальщики), не убивающие других двуногих. Инверсия стала возможна за счёт гипертрофии лобных долей неоантропов, сделавших их податливыми на интердикцию (о тесной связи лобных долей с торможением я уже писал здесь по итогам изучения классической работы Лурии, а интердикция, собственно, есть ни что иное, как свойственная позвоночным высшая форма торможения). Эта податливость на интердикцию на практике равна неврозу, а животные-невротики (какими в то время, несомненно, ещё были неоантропы) в дикой природе нежизнеспособны. Неоантропы выживали именно потому, что были подвидом палеоантропов, в существовании которого был заинтересован вид в целом.

Collapse )
handprint

О двух этапах образования общности

Один из характерных признаков психологии мещанства — резкое неприятие "деревни". Само это слово — "деревня!" — становится у него презрительной кличкой. При том что сами по себе мещане суть переселившиеся в город крестьяне — такие же мелкие собственники, частные собственники и труженики одновременно, "два в одном". Этот признак — не просто пассивное отражение действительного разрыва с деревней, сельским хозяйством (приусадебное хозяйство — сады, огороды, всякая живность — ещё долго сопутствуют городской жизни, сюда же и загородные дачи), без такого активного психологического отталкивания мещанство не смогло бы конституироваться, здесь раскрывается механизм классообразования (не класса "в себе" из учебников политэкономии, а класса "для себя"), как всякой социально-психологической общности, которая на первом этапе негативна, чтобы осознать себя, должна отталкиваться от какого-то "они": "мы" — не "они". И так же как "мы" невозможны без "они", классовые интересы (интересы общности) на этом этапе осознаются как особенные в ряду общих интересов.

Только на втором этапе, когда уже "они" — это те, кто не "мы", интересы общности осознаются как всеобщие. Только на этом этапе общность становится способна претендовать на власть, мещанство, "третье сословие", становится буржуазией — политически конституированным классом, захватывающим сперва гегемонию, а затем и политическую власть. Если на первом этапе буржуа стремится прорваться в аристократию (хотя психологически и там остаётся "мещанином во дворянстве"), то на втором — её уничтожить. Ключевую работу для перехода от первого этапа ко второму проделывают просветители, которые происходят, в основном, из семей чиновников — мещан, получивших вместе с должностью дворянство.

"Что делать?" Ленина фактически об этом же переходе от первого этапа классообразования ко второму, только в приложении к пролетариату.
handprint

Неизбежность дерьма

Посмотрел последний фильм про Ленина, да... Во ВКонтакте.

Современное российское кино — говно. Всё, практически без исключений (пытаюсь вспомнить исключение — не получается). Трудно сказать, что современное российское — не говно, но сейчас про кино речь. Самое лучшее — это сериалы по ТНТ, чистая развлекуха, безо всяких претензий на что-то сказать. Как только появляются претензии — на выходе имеем известную субстанцию. Поэтому с некоторых пор я российские фильмы просто не смотрю. Чего бы там другие в интернетах о них ни писали. Хватит... Несколько раз обжёгся — хватит.

Эта ситуация не сразу сложилась: кажется, в 90-е ещё что-то можно было смотреть и не плеваться, хотя шедевров не припоминаю. И в 2003-м сериал-экранизация "Идиота" Достоевского отметился. Вот тогда, в "Идиоте", я впервые выделил для себя актёра Евгения Миронова. Князя Мышкина он сыграл блестяще. (Замечательный был актёр Юрий Яковлев, но его Мышкин — всё же не Мышкин, а тут — именно он. Я читал "Идиота" много раз и, увидев, узнал сразу.) И я и стал обращать внимание на фильмы с участием Евгения Миронова, и никогда он меня ещё не разочаровывал. Такое бывает: кино — говно, но актёры играют превосходно и вытягивают весь фильм. Так это было с "Апостолом", например: создателям сериала сказать было абсолютно нечего, но и на чисто развлекательный он претендовать не мог — тема уж слишком серьёзная, не оставляющая отечественного зрителя равнодушным, по сути говно предопределено было, но Миронов актёрской игрой фильм вытянул.

Однако в этот раз не помогла даже актёрская игра Миронова. Он-то играл, как всегда, хорошо, но... не Ленина. Вернее, он-то честно старался сыграть Ленина, но проблема в том, что нельзя историческую личность вырвать из её действительного времени и окружения, из истории. Когда история извращается, время и люди показываются... ну, как их только и могут показывать в современном российском кино — как разновидности говна (за исключением суперменов — сотрудников спецслужб да "святого" царя Николая), то образ отдельной исторической личности извращается, как ты ни старайся её сыграть. Опять же, "находки" режиссёра этому способствовали. Уж не знаю, сам ли Хотиненко настолько пошл, или, верный школе Михалкова, потакает "вкусам" обласкавшей его нашей из-грязи-в-князи "элиты". Собственно, без разницы...

Ну и сценаристы тоже "постарались". Я вот не могу похвастать тем, что хорошо знаю классическую музыку, и всё же разница между Бетховеном и Вагнером для меня очевидна. Это очень непохожая, очень разная по воздействию на слушателя музыка. Ну нельзя было сказанное Лениным об Аппасионате переносить на Вагнера: не хочется, слушая Вагнера, гладить человечество по головке — Коппола свидетель. Когда Ленин в фильме говорит Парвусу о Вагнере то, что он должен сказать Горькому о Бетховене, это обречено выглядеть так, словно он, пользуясь случаем, повторяет у кого-то подслушанную или вычитанную "красивую мысль", дабы произвести на Парвуса впечатление.

И в целом фильм получился про то, как Ленин кинул Парвуса. Впрочем, создатели фильма именно этого и добивались — показать Ленина ловким пройдохой, и только жаль актёра Миронова, который среди этого подстроенного говна пытался играть великого революционера.

UPD: А ещё в фильме Крупская сыграна великолепно. Образы Ленина и Крупской, сыгранные этим актёрским дуэтом — Евгением Мироновым и Дарьей Екамасовой — при других сценаристе и режиссёре, т.е. в другом кино — очень далёком от современного российского — стали бы классическими, не сомневаюсь. А так... бриллианты утопили в дерьме.
handprint

Книга

В издательстве "Алетейя" средневековым тиражом 500 экз. вышла моя книга. На сайте издательства информации пока никакой нет, и сколько стоит — понятия не имею, но заказывать, думаю, уже можно.
handprint

По поводу убийства генерала Сулеймани

Если бы США начали против Ирана полномасштабную войну, я был бы на стороне Ирана, не смотря на его теократический, полуфашистский режим. Там совсем другая шкала оценки сработала бы. Но вот оплакивать иранского Скорцени, убитого — пусть и американцами — на территории страны, которую КСИР грабит много лет, я не стану.