Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

handprint

Значит буду старым жить

Эта группа начинала вместе с "Кино", и, в общем-то, в узких кругах она широко известна. Но только там. И оно понятно, почему. Достаточно просто сравнить два гимна: цоевскую "Перемен" и селюнинскую "День большой осы". Первая — пафос-пафос-пафос, вторая — мягкая (само)ирония. Ну где иронии выстоять против пафоса!..

handprint

Долгая счастливая жизнь

Поздний Летов мне не пришёлся. Последний альбом даже слушать не стал. ГО для меня закончилась великолепным послесловием "Звездопада", и, как мне представляется, было бы лучше, если бы так оно случилось и для самого проекта. Но два предпоследних альбома — "Долгую счастливую жизнь" и "Реанимацию" — тем не менее пару раз послушал, хотя и не восхитился. А заглавную песню с первого из них на днях переслушал ещё раз — после того как впервые посмотрел одноимённый фильм Шпаликова.

Хороший фильм. Впрочем, критиковали его тоже в своё время отчасти справедливо: образ главного героя, я тоже считаю, остался нераскрыт. Выбор к просмотру пал у меня на этот фильм по той причине, что в списке фильмов, которые "надо посмотреть", он оказался самым коротким — час-десять или около того. Так вот, как раз 15-20 минут (а может даже 10 хватило бы), в которых главный герой раскрывался бы, этому фильму и не хватает. А так получается, что хороший фильм, но не доделанный, не завершённый.

Песня Летова, написанная почти через 40 лет, к этому фильму не отсылает: совпадение названия, по большому счёту, случайно. И всё же, она помогла мне лучше понять фильм, хотя наоборот не работает. Летов эту свою песню считал у себя одной из самых страшных. "Воскресениям и праздникам — нет!" У-у, как страшно!.. Вот именно так отнёсся к своему такому возможному счастью и проспавшийся герой Шпаликова. Не буду объяснять, почему он ошибался, и если кто-то так же думает, переубеждать. По секрету скажу, что я и сам долго так думал. Вернее, не думал, а ощущал. К долгой счастливой жизни нужно созреть, быть готовым. Когда-нибудь, при коммунизме, все с рождения будут, как пионеры, всегда готовы, но не теперь. Пока что у людей "мы" отталкивается от "они", а ощущение "я" не то же самое, что и "мы". А значит и счастье для них возможно только как исключение, как некий случайно выпавший праздник, отрицающий серые будни, сколько бы оттенков они в себе не несли.

P.S. Я знаю, что есть ещё современный российский фильм с таким названием, но, уже потому что современный российский, смотреть не хочется.
handprint

Неизбежность дерьма

Посмотрел последний фильм про Ленина, да... Во ВКонтакте.

Современное российское кино — говно. Всё, практически без исключений (пытаюсь вспомнить исключение — не получается). Трудно сказать, что современное российское — не говно, но сейчас про кино речь. Самое лучшее — это сериалы по ТНТ, чистая развлекуха, безо всяких претензий на что-то сказать. Как только появляются претензии — на выходе имеем известную субстанцию. Поэтому с некоторых пор я российские фильмы просто не смотрю. Чего бы там другие в интернетах о них ни писали. Хватит... Несколько раз обжёгся — хватит.

Эта ситуация не сразу сложилась: кажется, в 90-е ещё что-то можно было смотреть и не плеваться, хотя шедевров не припоминаю. И в 2003-м сериал-экранизация "Идиота" Достоевского отметился. Вот тогда, в "Идиоте", я впервые выделил для себя актёра Евгения Миронова. Князя Мышкина он сыграл блестяще. (Замечательный был актёр Юрий Яковлев, но его Мышкин — всё же не Мышкин, а тут — именно он. Я читал "Идиота" много раз и, увидев, узнал сразу.) И я и стал обращать внимание на фильмы с участием Евгения Миронова, и никогда он меня ещё не разочаровывал. Такое бывает: кино — говно, но актёры играют превосходно и вытягивают весь фильм. Так это было с "Апостолом", например: создателям сериала сказать было абсолютно нечего, но и на чисто развлекательный он претендовать не мог — тема уж слишком серьёзная, не оставляющая отечественного зрителя равнодушным, по сути говно предопределено было, но Миронов актёрской игрой фильм вытянул.

Однако в этот раз не помогла даже актёрская игра Миронова. Он-то играл, как всегда, хорошо, но... не Ленина. Вернее, он-то честно старался сыграть Ленина, но проблема в том, что нельзя историческую личность вырвать из её действительного времени и окружения, из истории. Когда история извращается, время и люди показываются... ну, как их только и могут показывать в современном российском кино — как разновидности говна (за исключением суперменов — сотрудников спецслужб да "святого" царя Николая), то образ отдельной исторической личности извращается, как ты ни старайся её сыграть. Опять же, "находки" режиссёра этому способствовали. Уж не знаю, сам ли Хотиненко настолько пошл, или, верный школе Михалкова, потакает "вкусам" обласкавшей его нашей из-грязи-в-князи "элиты". Собственно, без разницы...

Ну и сценаристы тоже "постарались". Я вот не могу похвастать тем, что хорошо знаю классическую музыку, и всё же разница между Бетховеном и Вагнером для меня очевидна. Это очень непохожая, очень разная по воздействию на слушателя музыка. Ну нельзя было сказанное Лениным об Аппасионате переносить на Вагнера: не хочется, слушая Вагнера, гладить человечество по головке — Коппола свидетель. Когда Ленин в фильме говорит Парвусу о Вагнере то, что он должен сказать Горькому о Бетховене, это обречено выглядеть так, словно он, пользуясь случаем, повторяет у кого-то подслушанную или вычитанную "красивую мысль", дабы произвести на Парвуса впечатление.

И в целом фильм получился про то, как Ленин кинул Парвуса. Впрочем, создатели фильма именно этого и добивались — показать Ленина ловким пройдохой, и только жаль актёра Миронова, который среди этого подстроенного говна пытался играть великого революционера.

UPD: А ещё в фильме Крупская сыграна великолепно. Образы Ленина и Крупской, сыгранные этим актёрским дуэтом — Евгением Мироновым и Дарьей Екамасовой — при других сценаристе и режиссёре, т.е. в другом кино — очень далёком от современного российского — стали бы классическими, не сомневаюсь. А так... бриллианты утопили в дерьме.
handprint

Трамбо

В отличие от моей жены мне свойственно мало интересоваться авторами, а только их произведениями, и это касается даже тех произведений, которые мне очень понравились. Исключение тут могут составить лишь случаи, когда судьба автора неотделима от самого произведения, как, например, у Варлама Шаламова с его "Колымскими рассказами". Когда-то на меня — только-только окончившего школу и пока еще не поступившего в вуз (я поступил со второго захода, а год проработал в Объединении хлебопродуктов художником-оформителем) — произвел сильнейшее впечатление роман американца Дальтона Трамбо "Джонни получил винтовку". Тремя самыми сильными впечатлениями того времени от искусства у меня были: "Колымские рассказы" (в шестом номере "Нового мира" за 88-й год), шедший в советском прокате фильм Милоша Формана "Пролетая над гнездом кукушки" и этот роман. Теперь, в эпоху тотальной пошлости, его название стали переводить как "Джонни взял ружьё", но тогда пошлость ещё только шла к своей победе, и среди поколения, воспитанного на тщательно отобранных культурных образцах, гораздо легче было встретить людей, чувствующих нюансы, которые сегодня я объяснять никому не буду. Четвёртым сильнейшим впечатлением для меня тогда была рок-музыка, но это совсем отдельная тема.

Так вот, в том издании Трамбо — "Художественная литература", 1989 (оно и сейчас стоит у меня на полке, когда-то бывшее в "мягком переплёте", а теперь просто рассыпавшееся на листы) — есть большое предисловие, которое об авторе рассказывает, но то ли я его не читал, то ли прочитал и забыл, а только для меня Трамбо вплоть до самого последнего времени оставался "автором одной книги". Невежество меня не красит, но зато какой восторг во мне вызвало всё то, что я наконец узнал об этом человеке, посмотрев недавно о нём фильм. Так и называется "Трамбо". Если кто-то ещё не видел и не знает, какую киношку посмотреть, настоятельно рекомендую. О том, какую роль сыграли коммунисты в становлении Голливуда таким, каким мы его знаем.
handprint

Тайна Дьявола

Приходилось ли вам сочинять и рассказывать своему ребёнку сказки? Мне — да. И хотя с художественной стороны я свои сказки оцениваю невысоко, тем не менее, могу засвидетельствовать, что отношение к ним у меня самое серьёзное: выверяется буквально каждое слово, каждый сюжетный поворот, каждый возможный отзвук в детской психике (поскольку сказка практически никогда не рассказывается один раз, и ребёнок в дальнейшем просит рассказать её снова и снова, возможные поначалу огрехи исправляются при последующих пересказах). Так вот, известно, что Маркс тоже рассказывал своим дочерям сказки. Гуляя с ними в парке в Лондоне, он сочинял для них "сериал" о приключениях кукольника Ганса Рёкле, вступившего в сделку с Дьяволом, и сумевшего при этом не только сохранить свою душу, несмотря на все чёртовы козни и хитрости, но и посрамить нечистого. Сказку никто не записал, но на основе сохранившихся позднейших воспоминаний дочерей Маркса писатель из ГДР Вилмас Корн сумел воссоздать её по крупицам (наверное, что-то и самому пришлось досочинять, уж больно мало оставалось) и превратить в сценарий детского фильма, который в 1974 году снял на немецком телевидении режиссёр Ханс Крацерт. (В русском переводе фильм получил название "Волшебных дел мастер", оригинальное было — "Hans Röckle und der Teufel", т.е. "Ганс Рёкле и Дьявол".)

По нонешним временам я крайне редко смотрю кино, буквально несколько фильмов в год, хватит пальцев одной руки, чтобы перечислить, но, наткнувшись в интернете на этот фильм, сохранил его у себя, решив непременно посмотреть. И не сразу, но нашёл для него время. Уж больно интересно было познакомиться с Марксом-сказочником. В результате я не только узнал новую для меня умную, красивую и добрую сказку, но и — совершенно неожиданно — раскрыл тайну Дьявола.

Тайна Дьявола в том, что он безбожно безнадёжно глуп. Он ценит ум — именно потому, что чувствует: вот, чего ему не хватает. Он научился неплохо имитировать ум, но его имитации способны вводить в заблуждение только таких же, как он сам, глупцов. Мефистофель Гёте, Воланд Булгакова — это не Дьявол. В какой-то мере эти образы сами — плод оглупления общественного вкуса. При том, что Гёте — несомненный гений, да и Булгаков — не последний писатель, у Гёте меньше, а у Булгакова в крайней форме сыграла иррациональная тенденция романтизации зла. В этом смысле Дьявол Маркса — кристально чистый Дьявол. Спесивый самовлюблённый пошляк и маменькин сынок при этом. Зло без всякой примеси добра. Никаких симпатий (Sympathy for the Devil) оно не вызывает.

* * *
Один из моих давно покойных приятелей как-то сказал: кто не хитрый, тот дурак. И надо сказать, что в тот момент все присутствующие — и я в том числе — с ним согласились. Конечно, я, да и остальные, с детства прекрасно знали, что ум и хитрость — не одно и то же, но окружающая социальная реальность и собственный практический опыт как будто настаивали на поправке, что хитрость, по крайней мере в нашем теперешнем обществе, впридачу к уму тоже нужна. В общем, если ты такой умный, то почему такой бедный? Слышал ли Маркс этот вопрос? Думаю, что да. Надеюсь, не от самых близких людей. Но ведь он же на него и ответил — не в сказке, которая остаётся сказкой, а в куда более известных своих произведениях. И если кто-то ещё может считать этот пошлый вопрос остроумным, то лишь по причине уже упомянутого массового оглупления.

Collapse )
handprint

Люди из Сунгиря. Тапанульский орангутан

Чтоб не потерялось.

Геномы людей из Сунгиря рассказали о репродуктивном поведении верхнепалеолитических охотников — То, что уже было известно про современных охотников-собирателей, можно считать доказанным и про верхнепалеолитических. Тут, во-первых, отсылка к "тасующимся группам" шимпанзе. Во-вторых — к первобытному промискуитету, который, по-видимому, существовал в таком виде: небольшие, преимущественно мужские по составу, группы передвигались между различными стоянками (столь же небольшими по числу обитателей), на которых находились женщины, дети, больные и старики. Никаких брачных запретов не было, но сам образ жизни практически исключал близкородственные связи. Если "эффективная численность популяции сунгирцев составляла примерно 200–500 особей", а размер группы "от силы несколько десятков человек", то и эти "от силы несколько десятков" внутри себя неоднородны. Есть ядро из женщин с детьми, стариков и больных, находщяхся на стоянке, есть молодняк, занятый поисками пищи вокруг стоянки, и есть совершающие многокилометровые переходы мужские группы — в среднем, скорее всего, по 5-6 человек (может быть, я ошибаюсь, но больше охотников по моим представлениям будут друг другу только мешать, а меньше не сможет унести достаточно пищи в случае успеха). Простые арифметические вычисления говорят о том, что число стоянок (не постоянное, само собой), между которыми курсировали охотники, должно было колебаться от 4-х (и это значило, что племя на грани вымирания) до 20 и больше. Т.е. вполне нормально было, что один и тот же охотник на одну и ту же стоянку попадал считанное количество раз за год, а на какие-то, возможно, и не каждый год, маршрут ведь далеко не всегда определялся им самим, часто — зверем. Стоянки тоже временами переносились, точнее, её обитатели мигрировали, но с совершенно другой скоростью, чем мужчины-охотники.

Описан новый вид человекообразных обезьян — тапанульский орангутан — А это просто пример того, что в наше время всё ещё возможно открытие нового вида крупных приматов.
handprint

50

В этом богатом на юбилеи году есть и такой.

Ровно 50 лет назад, 20 октября 1967 года, участники ковбойских скачек Роджер Паттерсон и Боб Гимлин, прогуливаясь верхом по лесистому ущелью Блаф-Крик в Калифорнии и снимая друг друга на любительскую камеру, благодаря счастливой случайности, сняли свой "знаменитый фильм Паттерсона — Гимлина". Кино про реликтового гоминида.

Историческая встреча произошла днем, около 15:30, и в общей сложности длилась примерно 2 минуты.

Я не раз уже публиковал у себя в ЖЖ эту гифку (просто потому что она мне очень нравится ;)) и сейчас, имея законный повод, конечно, сделаю это снова.

Фильм Патерсона

То, что фильм не подделка, много раз подтверждали различные специалисты. По ориентирам на месте определен рост существа — не менее 222 сантиметров. Выше Николая Валуева (213 см). Отыскать среди людей такого гиганта, пригодного для переодевания, очень трудно. Сюда же — соотношение длины рук к росту: схожие пропорции можно найти у одного человека из 52 миллионов, на всю Америку таких набралось бы не больше трех, и вряд ли одного из них специально нашли и привлекли к съемкам. Несмотря на волосяной покров, отчетливо видна мускулатура рук, спины и ног, молочные железы (существо — самка) колышутся естественным образом. В Голливуде удостоверили: даже сейчас нет столь реалистичных костюмов горилл, не говоря уж о 1967 годе. В декабре 1971 года канадский исследователь Рене Дахинден привез фильм "про снежного человека" в Москву, где его показали в нескольких научных учреждениях. Специалисты Центрального НИИ протезирования и протезостроения сразу же указали на отличие походки снятого в фильме существа от походки современного человека и на его огромный вес. Заведующий кафедрой биомеханики Государственного Центрального института физической культуры (ныне Академия физической культуры) профессор Дмитрий Донской даже дал письменное заключение, в котором подчеркнул, что походка существа для человека "совершенно не типична". У него "естественное движение, без заметных признаков искусственности, характерных для разного рода преднамеренных имитаций". Посадка головы, отсутствие видимой шеи, удлиненный бочкообразный торс и удлиненные верхние конечности отличают йети от человека.

РГ и ХС
kutkh

Переход людей к каннибализму был по-своему революционен

[Отрывок из моей кандидатской, незавершенной пока.]

Первые кандидаты на роль жертвы в популяции неоантропов — молодняк, детеныши. Во-первых, у них наибольшая лабильность нервной системы, а значит, они острее реагируют на интердикцию, у них эта реакция чаще способна принять форму кататонического ступора. Во-вторых, уже в силу самой своей физиологической неразвитости они предрасположены отпадать от общности, так что в итоге «мы» — это именно взрослые неоантропы. Приносимые в жертву детеныши могли, таким образом, изначально ассоциироваться с палеоантропами, в противопоставлении себя которым у группы включалось ощущение «мы». Если обычное убийство палеоантропа, как мы говорили, являлось для неоантропа высшей формой контринтердикции, то ритуальное убийство представителя своего вида, хоть и ассоциировавшегося с палеоантропом, — именно и только потому, что оно совершалось группой и внутри группы, — было уже первичной формой суггестии.

Аналогичным отношению к молодняку — и в этом случае даже более вероятно, чем в первом, — было отношение к трупам умерших представителей своего вида. Они не могли соучаствовать в ритуале и общности не принадлежали. Более того, они изначально «принадлежали» палеоантропам, ассоциировались с ними. Когда профессор Леопольд Францевич Воеводский, российский историк и филолог конца XIX века, доказывал, что характерный для классической древности и средневековья и еще сохраняющийся в качестве пережитка «принцип неприкосновенности умерших» пришел на смену более древней стадии, связанной с различными формами утилизации трупа и каннибализмом, и переход от одного к другому сравнивал с переходом от язычества к христианству 102, он, несомненно, был прав, но только не знал, что была и еще более древняя стадия, на которой утилизацией мертвых человеческих тел занимались не сами люди, а представители другого, хотя и близкородственного им вида. В этой связи уже сам переход людей к каннибализму был по-своему революционен, так как знаменовал переворот в отношениях «мы» и «они»: переход от отношения «мы» — это те, кто не «они», к отношению «они» — это те, кто не «мы», и тем самым — к более зрелой форме суггестии. Как мы уже знаем, этот переход был связан с перенесением отношений дивергенции внутрь популяции неоантропов, что существенно сужало пространственные границы, в которых действовала суггестия — отношение общности, но какие бы серьезные последствия ни имел данный факт для истории человечества, это была вполне сопоставимая плата за то, что отношение общности в то же время совершенно лишалось границ во времени и с этого момента стало распространяться на предков, а, стало быть, и на потомков. Так сделалось возможным развитие культа предков, а также всякая сознательная (а не только имитативная) передача опыта от поколения к поколению. Общество стало жить не только в пространстве, но и во времени, а значит и у индивидуума появилось ощущение времени.

102 Воеводский Л.Ф. Каннибализм в греческих мифах. Опыт по истории развития нравственности. СПб, 1874. Он же. Чаши из человеческих черепов и тому подобные примеры утилизации трупа. Этологические и мифологические заметки. Одесса, 1877.
lenin

66

sankara

UPD: я помню крошечную, в несколько строк, заметку то ли в "Правде", то ли в "Известиях", в которой сообщалось, что Верхняя Вольта сменила название, и теперь будет называться Буркина-Фасо, что в переводе означает "страна достойных людей", и что у страны теперь новый флаг: красно-зеленый с золотой звездой. О том, что скрывается за этими формальными изменениями, можно было только догадываться, а наши сми не считали нужным информировать об этом своих читателей.