Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

handprint

Это и в самом деле обнадёживает

"В исторической науке условность таких явлений, как нация, язык, заветы и земли предков, уже стала общим местом".

Интересная статья, а вернее краткий пересказ книги, на ярком примере описывающей механику национального мифотворчества. Книга — литовских авторов, и национальное мифотворчество анализируется — тоже литовское.

Только в одном месте хочется поправить. Вот это место в статье:

"В патриотических литовских журналах того времени (а других и не печатали) попадаются поразительные утверждения, что дети в детдомах Вильнюса легко выучивают литовский язык всего за месяц. Почему? Потому что это их генетически родной язык. Стоит дать чуть прикоснуться к корням — и зов предков тут же сдувает всю эту наносную полонизацию".

В том что дети всего за месяц выучивали язык как раз ничего поразительного нет, и совсем не обязательно, чтобы литовские патриоты тут врали (ну разве что слегка приукрашивали). Генетика, само собой, тут совсем не при чём. Пример, наоборот, демонстрирует как раз "условность таких явлений, как нация, язык, заветы и земли предков". В данном случае языка.

Почему на едином субстрате человечества развивается не один, а сразу множество языков? Потому что толкающее социально-психологическое развитие субстрата ядро — антиномия "мы" — "они". Язык изначально нужен был не только для того, чтобы "мы" друг друга понимали и могли общаться, но и чтобы "они", "чужие" не понимали и не лезли с общением. Язык как средство непонимания. Вот поэтому языков изначально много. И главная трудность в изучении другого языка — психологическая, в том, что он — "чужой", на нём говорят "они" (а не "мы").

Ну а как внушили детям, что литовский язык — на самом деле их родной, так и выучили они его без проблем за месяц.
handprint

История как наука

История — сложнейшая из наук, её закономерности совершаются однократно, и представляющиеся идентичными события часто наполнены противоположным содержанием. Это как если бы в математике сумма менялась от перемены мест слагаемых, а умножение частного на делитель никогда не равнялось делимому.
handprint

Сознание (опыт определения)

Вообще-то, я как раз из тех, кто считает, что вопрос о сознании не только был, но и остаётся прежде всего философским вопросом. Поэтому, чтобы никого не смущать, пусть этот мой текст будет даже не пять копеек, а пуговица или пробка от бутылки...

Но зато (именно потому что для меня это философский вопрос) у меня сразу есть от чего отталкиваться: сознание отражает бытие. Да, конечно, я материалист. Впрочем, если бы я был идеалистом, то и вопроса о сознании у меня бы не возникало, потому что для идеалиста этот вопрос неразрешим в принципе. Как было сказано в одной дискуссии, "честность здесь требует оставлять вопрос открытым".

Бытие — это то, что есть (в отличие от того, чего нет — небытия). Сознание — есть, т.е. оно само часть бытия, но такая его часть, которая отражает целое. А значит особенная, чтобы не сказать обособленная, его часть, как бы даже несколько выдвинутая в небытие. (А иначе как бы она смогла отражать бытие?) Это так для материалиста.

Для идеалиста в том, что есть, отражается вынесенное в небытие сознание. А поскольку сознание тоже есть (как, впрочем, есть и "небытие"), постольку сознание — часть бытия, отражающая саму же себя, но уже как некую сверхреальность, Бога. В общем, проще признать непознаваемым, чем распутать.

Но, признав вопрос философским, мы вовсе не отказываемся от его научного решения: материалистическая философия призвана помогать науке, направлять её, освещать ей дорогу и укреплять её веру в себя, ни в коем случае не оттеснять её на обочину "вечных вопросов", каковых для материалиста не существует. И конечно, для решения вопроса о сознании вклад нейрофизиологии очень важен.

Сознание — это

Collapse )
handprint

Картина мира

Предыдущий мой пост — он о чём, вообще, был?.. Деятельность человека во многом определяется его картиной мира. Никто не двинет туда, где ему видится стена или обрыв. И общественные движения также возникают в условиях определённой картины мира.

Эта картина в то же время зеркало для человека — каким он себя видит. В зеркале современной "научной картины мира" человек видит животную тварь, у которой "и волосы на голове все сочтены" и записаны в генетическом коде. С такой наукой и религия не нужна. (Представились поп, мулла и лама в образе трёх поросят, танцующие и распевающие: "Нам не страшен атеизм!..") Социально-охранительные функции, уж во всяком случае, такая "научная картине мира" выполняет не хуже. Бунт в эту картину вписывается, революция — нет. Революция — всегда самоорганизация, но именно самоорганизацию существующая картина мира и исключает. Всякая попытка самоорганизации скоро натыкается на слишком разные, слишком индивидуальные "генетические коды" участников, и "эгоистичные гены" разваливают её даже без помощи надзирающих органов (иногда они ускоряют запуск процесса развала, но и тогда им бывает достаточно простейшей провокации).

Животное даже в стаде сепаратная особь, человек социальное существо даже в одиночестве. И не случайно современная наука животным в социальности не отказывает: только за общество одиночек — "человеческое стадо" — ей сегодня могут заплатить. Только одиночка сегодня надёжно управляем "сверху". А периодические бунты — необходимая издержка такого управления. И тогда стаду приходится услышать звук бича.
handprint

Парадоксы научного(?) мейнстрима

Рефлексы устарели, животное не машина — оно такое же как человек, только другое, сознаёт и мыслит — даёшь права животных!..
Но при этом человек — машина, реализующая генетическую программу, а искусственный интеллект — вопрос времени.
handprint

Об универсальности эмоций

В 1971 г. проводился такой эксперимент: папуасам из лингвокультурной группы форе, которая ещё только 12-ю годами ранее была изолированной, предлагали фотографии западных людей, выражающих различные эмоции, и папуасы легко и безошибочно эти эмоции определяли "at rates higher than chance". Тогда это считалось подтверждением идеи универсальности эмоций, т.е. того, "что так же, как основные цвета дают начало всем остальным оттенкам, существует основной набор первичных эмоций, из которых возникли все другие чувства".

Вообще, по-моему, это вполне естественная мысль, если учитывать, что человечество — один биологический вид с одинаковым устройством нервной системы и переход к социальности и первобытному человечеству у этого биологического вида при всей возможной вариативности наверняка имел в основе единый механизм. Но в учёном сомнении нет ничего плохого — наоборот. И вот, были и есть учёные, которые в универсальности эмоций очень сомневаются и проводят исследования, пытаясь эту мысль опровергнуть. Об одном таком исследовании недавно вышла статья в "Science". К сожалению, Sci-Hub, кажется, всё, во всяком случае у меня не получилось туда зайти ни прямо, ни на одно из зеркал, ни через расширение в броузере, и с оригинальной статьёй я не знакомился, но уже само название статьи — "Emotion semantics show both cultural variation and universal structure" ("Семантика эмоций показывает как культурную вариацию, так и универсальную структуру"), как и её краткое изложение на другом ресурсе, говорит, что идею универсальности эмоций вынуждены признать даже её противники. Культурная вариативность — следствие различия исторических путей разных народов — её дополняет, но нисколько не опровергает.

Правда, в статье говорится о "географической близости" ("Сходство эмоциональных терминов можно предсказать на основе географической близости языков..."), но, думаю, что собственно география здесь играет небольшую роль (хотя, конечно, семантическая связь положительных эмоций со словом "солнце" будет общей для всех северных народов и вполне может отсутствовать у народов, населяющих тропики или экватор), важнее историческая близость, возникающая благодаря географической близости.
handprint

Привет от дона Педро

Ну вот опять наткнулся на упущенное из вида в свое время открытие, очень важное для нас. В Бразилии, где, как известно, очень много диких обезьян, чернополосые капуцины "изготавливают" каменные отщепы. Просто так, без всякой цели и последующей их утилизации. Поршневист увидит здесь прекрасный пример интердиктивного поведения. Кое-кого можно ткнуть носом, что, по крайней мере, речи для создания каменных орудий не нужно. Да и не орудия они вовсе... Правда, в пересказе открытия Александром Марковым не обошлось без сказки про "догадливого австралопитека", который "сообразил, что острые обломки можно употребить для дела", но, тут уж что поделаешь: как учит теория Маркса, люди перестанут создавать себе иллюзии не раньше, чем исчезнет потребность в иллюзиях; а пока науку оплачивает капитал, создание иллюзий будет оставаться для науки одной из основных задач.

Другое, на сей раз совсем свежее, открытие, касающееся тех же самых капуцинов, говорит, что за 3000 лет у них несколько раз сменилось "орудийное поведение". Можно приветствовать рождение новой науки — зооархеологии (именно в применении археологических методов к изучению поведения животных вся соль открытия), но в самом открытом факте ничего удивительного нет, и в заметке, кстати, об этом сказано:

Исходя из того, что известно об орудийном поведении современных капуцинов, авторы заключают, что в древности обезьяны кололи здесь не орехи кешью, а какие-то более мелкие плоды или семена.
Какие именно плоды или семена, не уточняется и предположений не выдвигается — очевидно, что ничего подходящего в теперешнем рационе капуцинов нет, а нет, скорее всего, потому что по близости на данный момент не произрастает.

Сейчас вокруг изученного участка в изобилии растут деревья кешью, но что тут росло 300 или 3000 лет назад, толком неизвестно...
Собственно говоря, пока изменения в поведении животных следуют за изменениями в окружающей их среде, в этом нет ничего необычного, это вполне естественно для животных. Но Александр Марков, всегдашний пересказчик подобного рода новостей русскоязычной аудитории, просто жить не может без сказок:

... в разных популяциях капуцинов существуют разные культурные традиции, в том числе связанные с использованием каменных орудий. Может быть, 3000 лет назад здесь жило другое обезьянье племя, не умевшее разбивать орехи кешью, но умевшее что-то другое. Или, может быть, племя было то же самое, но обычаи в нем постепенно менялись.
handprint

Троглодит

Среди прочего, чем я последнее время поддерживаю в тонусе свой мозг, классическая работа Александра Романовича Лурии "Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга". Сперва (не преминув ознакомиться с вводной частью) я в ней прочитал всё, что касалось лобных долей (и их поражения), для чего ушёл далеко вперёд — к самому концу книги. Нужно было проверить одну гипотезу, но об этом я, может быть, в другой раз напишу. Потом я на какое-то время отложил книгу, а на днях вдруг подумал: "Ну, человек — то понятно: не было бы у него гипертрофии лобных долей, не было бы ни речи, ни сознания... и ничего бы не было. Но ведь он свой богатырский лоб приобрёл взамен не менее богатырского затылка: эволюция шла по пути увеличения объёма мозга главным образом за счёт затылочных долей, и у нашего предкового вида достигла на этом пути пика. То, что мы приобрели — прекрасно, но только что-то ведь и потеряли взамен? Не считая шерсти, конечно...".

И снова взялся за Лурию, только теперь про затылочные доли читать. И вот какая картина мне приоткрылась.

Collapse )
handprint

Научный прогресс тоже может двигаться "обратным" путём

[Ch.] Кажется, роботы уже умеют многое, связанное с языком: тексты переводят, речь слышат, слова говорят, стихи сочиняют. Куда дальше двигаться лингвистике в обучении ИИ языку?

[ОФ]: Действительно, роботы сейчас могут быть похожи на человека, и во многих областях результат достигается. Но достигается нечеловеческим способом. Приведу пример, который применим и в лингвистике. Есть игра в шахматы. Много лет люди бились, чтобы создать компьютер, который бы обыграл человека в шахматы, причем именно используя человеческие стратегии. Когда увеличились компьютерные мощности, удалось создать программу, которая обыграла Каспарова путем простого перебора вариантов ходов, и вопрос вроде был закрыт: вот мы создали программу, которая обыгрывает человека. Но она делает это путем полного перебора и использует совсем не те механизмы, которые использует человек. Так что задача смоделировать мышление человека, когда он играет в шахматы, не перестала быть актуальной и после того, как шахматная программа его обыграла. С языком пока получается не очень похоже на то, как человек порождает речь, как он ее понимает, и как это все в голове у него происходит. А хочется все же не просто создать нечто с похожим результатом на выходе, но и с похожим процессом внутри.

[Ch.] Наверное, эта проблема не решится, пока мы не поймем, как мыслим сами?

[АК]: Я думаю, это связано с тем, что компьютер придуман людьми с дискретным мышлением. Там или 0, или 1 в каждый момент времени. Ток или течет, или не течет. Это очень традиционная и вполне почтенная идеология. Но нужно создавать фокальный компьютер, который больше похож на реальные нейронные сети человека. Тогда он и работать будет похоже.
(Отсюда)

Раком-боком-по-пластунски, но наука всё же продвигается в направлении плацдарма, расчищенного для неё почти полвека назад Поршневым. Да, действительно, любое слово (и шире — знак) — это всегда и "да" и "нет", всегда дипластия. Правда, гипотеза "фокальной структуры языка", насколько это можно было понять на основе краткого изложения её сути в ответе на один из вопросов интервью, от него всё ещё далека (хотя и указывает правильное направление). Речь должна идти не о "промежуточном варианте" и вообще не о варианте, а об общей норме. Не "немножко" то, "немножко" это, а одновременно то и это, и ещё другое, потому что "то" и "это" в нём нераздельны.
handprint

Как из Поршнева пытаются сделать постмодерниста

boris_porshnev_lecture_-_artemy_magun_november_27

Прочитал, наконец, статью Артемия Магуна про Поршнева. Повторять общие мысли, уже высказанные ранее, о растущем у интеллектуалов интересе к Поршневу не буду, сразу перейду к тому, почему я считаю, что автор в своём стремлении представить Поршнева не совсем марксистом, практически постмодернистом, натягивает сову на глобус.

1. Автор не приемлет "ортодоксальный диамат, основывающийся на трудах Фридриха Энгельса и Георгия Плеханова, догматично представлявших диалектику как форму закона природы" (ограничивая, по-видимому, "законность" диалектики сферой языка, высказываний — это не ново), и желал бы видеть в Поршневе союзника в этом своём неприятии. Хотеть не запретишь, но желание ничем не подкреплено.

2. То же с истматом. Ссылка на "современников", которым идеи Поршнева, так же как и автору (не марксисту), не казались марксистскими, не работает. Марксистом был именно Поршнев, а не "современники".

3. Магун не понимает глубины качественного противоречия между животным и человеком, между первой и второй сигнальными системами. В его рассуждениях то и дело одна "наползает" на другую. Думаю, что это непонимание прямо связано с п. 1.

4. Упорная трактовка суггестии как "гипноза" говорит о том, что и поршневской теории суггестии он тоже не понял. Впрочем, учитывая сказанное выше, этого следовало ожидать.

5. Окончательно наглядным натягивание совы на глобус становится там, где Магун говорит о "негативной эстетике". Якобы Поршнев в книге "О начале..." кратко излагает собственную эстетическую теорию. На самом деле Поршнев оговаривает, что первобытные изображения не имеют ни малейшего отношения к категориям эстетики.

Поскольку практика показывает, что пишу я, в основном, для тех, кто уже в теме, и популяризаторская функция моей страницы крайне невелика, позволю себе на этом остановиться и не раскрывать тезисы подробно, тем более что спорить с постмодернистами — скука скучная.