Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

handprint

Петроглифы

В рамках общей темы о продолжающихся попытках доказать существование неандертальской культуры зашла речь об изображениях, якобы оставленных палеоантропами (неандертальцами в широком смысле). Я не знаю, как их объяснить, но сильно сомневаюсь, что их можно назвать изображениями, т.е. что они что-то изображают. Скажем, когда очень маленький ребёнок берёт карандаш и выводит на бумаге каракули, он не рисует что-то — он просто следит, как карандаш оставляет на бумаге след. Вообще, петроглифы (у людей) относятся к истории письменной речи — об этом есть и у Поршнева — и отражают тот период развития, когда отношения "знак" — "денотат" были ещё как бы перевёрнуты. "Как бы" — потому что на самом деле они ещё не были субъективно разделены, имя было атрибутом его носителя, но это и создаёт впечатление перевёрнутости. Туземцы Леви-Брюля за всеми явлениями и единичными событиями видимого мира угадывали невидимые им движения, т.е. сама объективная реальность выступала для них "знаком", который они пытались разгадать. Суггестия ещё не дозрела (пока что "мы" — те, кто не "они", а не "они" — те, кто не "мы"), т.е. интердиктивный (или, точнее, контринтердиктивный) момент в речи преобладал, а отсюда, с одной стороны, изображения (прообраз письменной речи) и в целом "речь" являли собой физиологические (или, можно сказать, "антифизиологические") акты снятия невроза — факты бытия, а не сознания. В этом смысле можно сказать, что петроглифы — это перенесённые на камень навязчивые состояния, "грёзы", от которых таким образом избавлялись. Но и суггестивный момент — чем дальше, тем больше — в них тоже имеется. Он начинает проявляться, когда изображения выносятся из темноты пещер ближе к свету и другим людям. Никто, кроме людей, не делает изображений, а значит любое изображение — знак "мы"/"люди", предписывающий всякому способному его рассмотреть особое — только человеку присущее — ритуальное поведение. Изображения становятся частью ритуала и вместе с этим теряют ту реалистичность, которая так поражает посетителей Альтамиры и Ласко. Они неуклонно дрейфуют в сторону пиктограмм, от которых берёт своё начало уже собственно письменная речь. Мы можем видеть, что у неоантропов (людей) наиболее абстрактные изображения, какими являются буквы, появляются лишь в самом конце этого пути, — с чего бы у палеоантропов было наоборот?
handprint

Авторское

В бумаге мою книгу уже нигде не купить. Ну, если не считать alib.ru, где какой-то спекулянт её за 1450 рублей предлагает. Тираж разошёлся меньше, чем за месяц. Конечно, тираж мизерный, средневековый — 500 экземпляров, но ведь и цену заломили 700 р.! На электронную версию — 600 р., но, конечно, на многих ресурсах сейчас уже можно бесплатно скачать.

А я говорил Савкину, что интерес к Поршневу не ослабевает, даже стабильно растёт: к нам во вконтактовскую группу чуть ли не каждый день один-два человека вступают. Говорил, что тираж в несколько тысяч разойдётся достаточно быстро (правда, я не ожидал цену 700 рублей, но ведь и она помехой не стала). А Савкин мне жаловался, что книгу Поршнева (тираж 1000 экз.) они несколько лет распродать не могли (она, кстати, тоже 700 рублей стоила, но при этом была в пять раз больше моей по объёму). Верю, но так это было 13 лет назад! С каждым годом Поршнев становится только актуальнее. Всего за год до выхода Поршнева в "Алетейе" Диденко, взявший "почитать" у Вите недостающие в издании 1974 г. главы, издал книгу Поршнева тиражом 5000 экз. В отличие от Вите, он не восстанавливал аутентичной авторской версии, а просто пустил "исключённые" из издания 1974 г. главы "Дополнением" к тексту, дублирующему это издание. Однако к моменту выхода в "Алетейе" издания под научной редакцией Вите многие уже успели приобрести диденковскую версию — отсюда трудности в распространении, на которые жаловался Савкин.

Но зато ведь и уже после издания "Алетейи" 2007 г. было целых три издания "Академического проекта": 2014, 2017 и 2019 годов. Первое — совместное с "Трикстой" — 2000 экз., второе — 300 экз., по третьему информации не нашёл.

Ну ладно, об упущенной выгоде пусть у Савкина голова болит — я от своей книги всё равно ни копейки не получил. Таково было условие Договора. Хуже, что по другому условию того же Договора я теперь до осени 2024-го нигде переиздавать её не имею права. Но то, видать, планида у меня такая...
kutkh

Вперёд к природе!

Первая сигнальная система (рефлексы) связывают животное с природой в единое целое, — животное находится в единстве с природой именно благодаря ПСС. У человека это единство изначально разрушено: высокий лоб (префронтальные отделы головного мозга) — податливость на интердикцию — ПСС не работает (только некоторые отдельные рефлексы), в целом заторможена и растормозить её без лоботомии уже невозможно (а и за успех лоботомии ручаться нельзя). Но разрушенное единство, тем не менее, вопиёт в человеке и требует себя восстановить. Без него человек — никакой не "венец природы", он даже не её дитя, он её невротичный выродок. И вот безумие второй сигнальной системы шаг за шагом выстраивается в сложный социальный организм, который весь — попытки разными путями искусственно построить единство человека с природой. Достижения есть, но пока что получается не очень. Место человека в природе должно быть своё, именно ему подобающее, соответствующее его (и никого другого) предназначению — потребностям и возможностям своего вида, единственного в своем роде — подчиненного не рефлексу, а слову. И при этом — а что природе с того?.. — Значит, должно быть, чтобы было!.. — Ничего общего с "назад к природе" здесь нет. Не назад, а вперёд!..
kutkh

Уроки Гёбекли-Тепе

Via ivanov_petrov набрёл в ЖЖ на интересный материал (+куча фоток!), плотно соприкасающийся с "нашей темой".

Гёбекли-Тепе — храмовый комплекс, возведённый около 12 тыс. л. н., т. е. еще до неолитической революции. "В те времена, когда люди еще не строили себе постоянных жилищ, не умели изготовить простейшую глиняную миску, добывали себе пропитание охотой и собирательством", т. е., собственно говоря, в мезолите (и изображения диких животных соответствующие).

Уроки Гобекли-Тепе [правильнее Гёбекли-Тепе, но так в тексте] побуждают пересмотреть представление о так называемой неолитической революции. До сих пор историки думали, что переход кочевых племен к оседлому образу жизни создал предпосылки для строительства крупных городских центров и огромных храмов. Но опыт Гобекли-Тепе доказывает, что, по всей вероятности, было как раз наоборот: само существование грандиозного святилища, где происходили главные ритуалы, побуждало людей не отдаляться от него, а оставаться поблизости от святого места и устраивать себе постоянные жилища.
Это крайне интересно, но с нашей, палеопсихологической т. зр. ещё больший интерес представляет то, что вскоре после создания (всего менее, чем через пару тысяч лет) люди оставили комплекс, но не просто оставили зарастать травой и разрушаться под действием дождя и ветра, а спрятали, похоронили его.
Collapse )