Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

handprint

Сознание (опыт определения)

Вообще-то, я как раз из тех, кто считает, что вопрос о сознании не только был, но и остаётся прежде всего философским вопросом. Поэтому, чтобы никого не смущать, пусть этот мой текст будет даже не пять копеек, а пуговица или пробка от бутылки...

Но зато (именно потому что для меня это философский вопрос) у меня сразу есть от чего отталкиваться: сознание отражает бытие. Да, конечно, я материалист. Впрочем, если бы я был идеалистом, то и вопроса о сознании у меня бы не возникало, потому что для идеалиста этот вопрос неразрешим в принципе. Как было сказано в одной дискуссии, "честность здесь требует оставлять вопрос открытым".

Бытие — это то, что есть (в отличие от того, чего нет — небытия). Сознание — есть, т.е. оно само часть бытия, но такая его часть, которая отражает целое. А значит особенная, чтобы не сказать обособленная, его часть, как бы даже несколько выдвинутая в небытие. (А иначе как бы она смогла отражать бытие?) Это так для материалиста.

Для идеалиста в том, что есть, отражается вынесенное в небытие сознание. А поскольку сознание тоже есть (как, впрочем, есть и "небытие"), постольку сознание — часть бытия, отражающая саму же себя, но уже как некую сверхреальность, Бога. В общем, проще признать непознаваемым, чем распутать.

Но, признав вопрос философским, мы вовсе не отказываемся от его научного решения: материалистическая философия призвана помогать науке, направлять её, освещать ей дорогу и укреплять её веру в себя, ни в коем случае не оттеснять её на обочину "вечных вопросов", каковых для материалиста не существует. И конечно, для решения вопроса о сознании вклад нейрофизиологии очень важен.

Сознание — это

Collapse )
handprint

Три слоя "Франко-прусской войны" Лямшина—Достоевского

У Достоевского Фёдора Михайловича в его гениальном злобном пасквиле на революцию "Бесы" есть одно место... Вот оно:

Тут уж Юлия Михайловна решительно прогнала было Лямшина, но в тот же вечер наши целою компанией привели его к ней, с известием, что он выдумал новую особенную штучку на фортепьяно, и уговорили ее лишь выслушать. Штучка в самом деле оказалась забавною, под смешным названием "Франко-прусская война". Начиналась она грозными звуками "Марсельезы":
Qu'un sang impur abreuve nos sillons![122]
Слышался напыщенный вызов, упоение будущими победами. Но вдруг, вместе с мастерски варьированными тактами гимна, где-то сбоку, внизу, в уголку, но очень близко, послышались гаденькие звуки "Mein lieber Augustin".[123] "Марсельеза" не замечает их, "Марсельеза" на высшей точке упоения своим величием; но "Augustin" укрепляется, "Augustin" все нахальнее, и вот такты "Augustin" как-то неожиданно начинают совпадать с тактами "Марсельезы". Та начинает как бы сердиться; она замечает наконец "Augustin", она хочет сбросить ее, отогнать как навязчивую ничтожную муху, но "Mein lieber Augustin" уцепилась крепко; она весела и самоуверенна; она радостна и нахальна; и "Марсельеза" как-то вдруг ужасно глупеет: она уже не скрывает, что раздражена и обижена; это вопли негодования, это слезы и клятвы с простертыми к провидению руками:
Pas un pouce de notre terrain, pas une pierre de nos forteresses![124]
Но уже она принуждена петь с "Mein lieber Augustin" в один такт. Ее звуки как-то глупейшим образом переходят в "Augustin", она склоняется, погасает. Изредка лишь, прорывом, послышится опять "qu'un sang impur...", но тотчас же преобидно перескочит в гаденький вальс. Она смиряется совершенно: это Жюль Фавр, рыдающий на груди Бисмарка и отдающий всё, всё... Но тут уже свирепеет и "Augustin": слышатся сиплые звуки, чувствуется безмерно выпитое пиво, бешенство самохвальства, требования миллиардов, тонких сигар, шампанского и заложников; "Augustin" переходит в неистовый рев... Франко-прусская война оканчивается. Наши аплодируют, Юлия Михайловна улыбается и говорит: "Ну как его прогнать?" Мир заключен. У мерзавца действительно был талантик.

[122] Пусть нечистая кровь напоит наши нивы (франц.).
[123] "Моего милого Августина" (нем.).
[124] Ни одной пяди нашей земли, ни одного камня наших крепостей! (франц.).
Кто-то сказал, что говорить про музыку всё равно что танцевать про архитектуру. Но, даром что гений, у Фёдора Михайловича здесь, кажется, получилось. Не знаю, слышал он сам нечто подобное или всё из головы выдумал, а только я как будто бы своими ушами это услышал, когда прочитал. И не знаю, поэтому ли или по чему-то другому крепко запала мне эта "мелодия" в память как образец непревзойдённой музыкальной сатиры. Политической сатиры, если быть точнее.

Collapse )
handprint

Почему классическое искусство и классическая философия получили свое развитие именно в Европе?

Двигаемся от абстрактного к конкретному. Вспомним для начала, откуда взялась истматовская "пятичленка". Эта теория предполагает следующий исторический метаморфоз человечества: первобытное (доклассовое) общество — классовое общество — коммунистическое общество. В ходе него "средний член" переживает свой собственный метаморфоз: рабовладение — феодализм — капитализм. Итого: пять ступеней развития.

Переход к античному рабовладению таким образом есть переход к классовому обществу вообще и в ходе расцвета древнего общества закономерно ожидать становление неких начал, которые далее будут присутствовать во всей классовой формации. Сместим немного угол рассмотрения, при этом оставаясь в поршневской проблематике ("Контрсуггестия и история"): развитие классового общества характеризуется противостоянием по линии контрсуггестия (явление, охватывающее личность, индивидуальную волю, мышление) — контрконтрсуггестия (т.е. идеология в широком смысле), в котором каждая из сторон попеременно одерживает верх, стимулируя развитие противоположной. Таким образом, вышеупомянутые начала закономерно ожидать именно в этой плоскости. Но ведь именно её и отражают классическое искусство и классическая философия! Истоки и одновременно высочайшие образцы, на которые равняется всё дальнейшее развитие классического искусства и классической философии, лежат в античности. Переложив добычу материального субстрата цивилизации — железа и камня — на "говорящие орудия" — поставленных вне общества (и тем самым вне человечества) рабов, античное общество приобрело на какое-то — небольшое по историческим меркам — время требуемую свободу и за этот короткий промежуток времени сумело достичь того высочайшего развития духовной культуры, которое в дальнейшем на долгие века стало служить человечеству ориентиром. Именно в Европе — потому что именно там (а точнее — в Греции) сложились условия свободного общества. Да, конечно, свободного за счёт исключённых из него рабов, но именно поэтому расцвет классической античности и не мог длиться долго. Платон и Аристотель, Фидий, Эсхил, Софокл, однако, появиться успели.

Сомневаюсь, что смогу перечислить все необходимые условия, но одно, вслед за Лифшицем, назову — периферийное положение Греции в Древнем мире. Чисто количественно варварство ещё настолько преобладало над цивилизацией, требуя от последней постоянной оглядки на себя, подвергая её ни на миг не прекращающемуся военному и культурному давлению, что подлинный рассвет цивилизации Древнего мира мог произойти лишь в относительной удалённости, в стороне от его наиболее насыщенного событиями центра (Лифшиц тут приводит пример государства Ахеменидов). Другое подсказанное мне условие — более позднее вступление Греции на мировую арену античной цивилизации. Благодаря этому она смогла позаимствовать достижения Азии, не повторяя её пути, и породить в конечном счёте более чистую, классическую форму рабовладения и основанной на нём цивилизации: без деспотии царской власти, но с расцветом полиса.
hegel

Гегель, оказывается, и стихи писал (перевод Ильенкова)

Смело доверься исходу борьбы, сын божества,
с мирным покоем порви, и с собою самим и с наличной Вселенной.
Вперед устремляясь, пытайся стать больше, чем был ты вчера и сегодня.
Лучше, чем век твой, не сможешь ты стать, но в итоге твой век станет лучше.
handprint

С чего лучше начинать читать Маркса?

Время от времени приходится сталкиваться с вопросом: с чего лучше начинать читать Маркса? Смотрю, как другие отвечают: чаще и больше всего леваки рекомендуют раннего Маркса, особенно рукописи 1844 года. Это, конечно, о самих леваках прежде всего многое говорит: Маркс не стоял на месте, развивался, рукописи 1844 года, — это такая работа, от которой можно пойти вслед за Марксом к марксизму, а можно — к неомарксистам и прочим немарксистам, куда, собственно, леваки и тянут. На мой взгляд, общего для всех ответа тут быть не должно. Смотря чего вам надо от чтения. Если хотите о марксизме "вообще" общее впечатление сложить, то читайте "Манифест коммунистической партии". Если хотите увлекательного чтения и заодно посмотреть на марксизм в действии — читайте "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта" и "Гражданскую войну во Франции". Если задача утилитарная — раскрыть подноготную этого общества — другого пути нет — упритесь и изучайте "Капитал". С карандашом в руках, страница за страницей, возвращаясь, если нужно, к уже прочитанному. Если интересно, от чего Маркс отталкивался, когда становился Марксом — основателем марксизма, тут лучше всего "К критике гегелевской философии права" и "К еврейскому вопросу". Но это, ещё раз, на мой взгляд. Кому-то, может, личную переписку почитать было бы полезнее всего для начала.

UPD: Ну, а если вы — в душе философ, то с чего бы вы ни начали, вам суждено снова и снова возвращаться к "Тезисам о Фейербахе".
hegel

Гегель и современная наука

Читаю, как издевается Гегель над физиогномикой и френологией, и понимаю, что его критика вполне приложима к попыткам как объяснения индивидуальных черт человеческой личности на основе генетики, так и создания искусственного интеллекта с помощью кибернетических машин. В последнем случае под критику подпадает уже само представление, будто "человек — это его мозг", восходящее к вульгарному материализму XVIII века: "Мозг выделяет мысль, как печень — желчь". Раз можно создать искусственную печень, то почему нет — искусственный мозг, и таким образом — самого человека? Это не значит, конечно, что генетика и кибернетика подобны лженаукам физиогномике и френологии, это значит лишь, что некоторые "учоные" пытаются сделать из них эти подобия.

Сущее без духовной деятельности есть некоторая вещь для сознания и столь мало составляет его сущность, что оно, вернее сказать, есть то, что противоположно ей, и сознание для себя действительно лишь благодаря легации и уничтожению такого бытия. — С этой точки зрения выдавать кость за действительное наличное бытие сознания значит полностью отречься от разума; а она выдается за него, когда рассматривается как "внешнее" духа: ибо внешнее как раз и есть сущая действительность. Делу не поможет, если скажут, что по этому внешнему только судят о внутреннем, которое есть нечто иное, — что внешнее есть не само внутреннее, а только его выражение. Ибо во взаимном отношении того и другого именно к внутренней стороне относится определение мыслящей себя и мысленной действительности, а к внешней стороне — определение сущей действительности. — Следовательно, сказать человеку: ты (твое внутреннее) таков, потому что такова твоя кость, равносильно тому, что я считаю кость твоей действительностью.
Замените "кость" на "гены" или "мозг" — и ничего по сути не изменится. Человек — социальное существо, продукт общества, отношений между людьми. Он — не "выражение" своего генома или мозга, он — "выражение" общественных отношений, в которые включён и в которых участвует.
kutkh

Основное противоречие советской философии (отзыв на статью Пихоровича)

Предыдущие шесть частей статьи мне очень понравились, все собирался посоветовать ее в качестве достойного чтения (впрочем, таковым она и остается), да руки никак не доходили, а эта часть, заключительная — нет. Ликвидация разделения труда — общее место, а не "главное звено". За что "тянуть" ликвидацию разделения труда? "Главное звено" — диктатура пролетариата, советы, которые должны были, прежде всего, сохраниться в качестве центрального органа диктатуры, а не в качестве ширмы — декорации для бюрократического произвола, и второе — на них должна была лежать центральная задача продолжения революции в мирное время — создание более передового, чем капитализм, общества, т.е. именно они и должны были сами планировать производство, имея Госплан в качестве технического органа при себе (функции которого в настоящее время может заменить компьютер). Вот это бы и была первичная ликвидация разделения труда на практике: не мертвый труд-капитал и не безликий "план по валу", а непосредственные производители сами определяли бы для себя и всей страны цели производства. Тут и диалектика "не по Гегелю", и знаменитая кухарка, которая лучше всех знает, что ей нужно, чтобы обед сварить. Чтобы "научиться управлять", нужно, прежде всего, управлять, а значит иметь к управлению свободный доступ.
kutkh

Читая «Космологию духа» Ильенкова

Думаю, само понимание материи как субстанции («материи в целом, в ее вечном, замкнутом на себя круговороте») ошибочно. Шаг назад от марксизма. Получается, что материя существует как материя и как субстанция, как сумма своих частей и как целое. Что же объективная реальность — развивается в своих частях, но в целом всего лишь движется по кругу? Но это, если разобраться, отрицание движения материи. Закон отрицания отрицания тут не работает. Каждая последующая ступень не отрицает все предыдущие. Объявление Спинозы материалистом-диалектиком не делает его действительным материалистом-диалектиком.

Collapse )
kutkh

Реферат

Долго и довольно мучительно писал я реферат по философии и истории науки. Тему выбрал, конечно: История вопроса о начале человеческой истории. В конце концов, с опозданием, реферат был готов, но тут научный руководитель отказался его принять, велев сократить текст вдвое, а список литературы с 50 до 30 наименований. Что такое сократить текст вдвое? Это фактически писать другую работу, во всяком случае, если дело касается моего реферата.  Помучившись еще пару недель (будьте ко мне снисходительны: аспирант-заочник, окончил вуз 18 лет назад и с тех пор зарабатывал на жизнь преимущественно физическим трудом... а впрочем, нет... лучше не надо быть снисходительными), короче, я решился обратиться через голову своего научного руководителя к завкафедрой. Тот сказал: приноси как есть. Теперь жду удобного момента, чтобы отпроситься с работы и отвезти реферат, желательно так, чтобы и другие накопившиеся дела в универе порешать. Если кому-то тема интересна, см. и скачивайте тут (Яндекс) или тут (MEGA).

P.S. Я честно старался не переписывать Поршнева, а писать (ставить и решать задачи) самостоятельно.